Григорович, Дмитрий Васильевич

Дми́трий Васи́льевич Григоро́вич 18221899 — русский писатель.

Родился 19 (31) марта 1822 в Симбирске, умер 22 декабря (по другим сведениям 26 декабря) 1899 (3 января 1900) в Петербурге.

Отец его был помещик, отставной гусар, мать — француженка, дочь погибшего на гильотине во время террора роялиста де Вармона. Григорович рано лишился отца, устроившего семью в Каширском уезде Тульской губернии, и вырос на руках матери и бабушки, которые дали ему французское воспитание. 8 лет его отвезли в Москву, где он пробыл около 3 лет во французском же пансионе «Монигетти», по окончании оного в 1835 поступил в Cанкт-петербургское инженерное училище. Наполовину француз, Григорович в ранней молодости неудовлетворительно владел русским языком, долго говорил с французским акцентом. Не имея к точным наукам никаких предпочтений, позже переводится в Академию художеств. Здесь он довольно близко познакомился с Тарасом Шевченко.

Первые литературные опыты Григоровича: рассказы «Собачка», «Театральная карета», напечатанные в «Литературных прибавлениях к "Русскому инвалиду"», были ещё очень слабы в художественном отношении. Где-то около 1841 г. он познакомился с Некрасовым, в то время издававшим разные юмористические сборники: «Первое апреля», «Физиология Петербурга» и др. Позже в них и появились первые серьёзные произведения молодого писателя — «Штука полотна» 1846 и «Петербургские шарманщики» 1845, которыми он обратил на себя внимание Белинского. Также писал небольшие очерки в «Литературной Газете» и театральные фельетоны в «Северной Пчеле». В сущности, мало и плохо зная быт крестьянства, под влиянием кружка Бекетовых, в неполные 23 года он берется за большую повесть, и в конце 1846 г. была напечатана (в «Отечественных Записках») «Деревня», сразу давшая Григоровичу литературное имя, а в 1847 году в «Современнике» — знаменитый «Антон Горемыка». «По прочтении этой трогательной повести, — говорил Белинский, — в голове читателя поневоле теснятся мысли грустные и важные». Григорович первый посвятил большую повесть ежедневному быту самого серого простонародья — не того, «лубошного», а народа во всей его неприглядности. Жизненность, с которой в «Деревне» обрисован народный быт, была так необычна для того времени, что славянофилы, любившие народ только в прославлениях его величавости, усмотрели в повести Григоровича унижение народа.

За ним последовал ряд небольших повестей из столичной жизни:

  • «Бобыль» 1848
  • «Капельмейстер Сусликов» 1848
  • «Похождения Накатова» 1849
  • «Четыре времени года» 1849
  • «Неудавшаяся жизнь» 1850
  • «Свистулькин» 1855
  • «Школа гостеприимства»
  • «Мать и дочь» 1851
  • «Смедовская долина» 1852
  • «Просёлочные дороги» 1852 роман
  • «Пахарь» 1853 рассказ
  • «Рыбаки» 1853роман
  • «Переселенцы» 18551856 роман
  • «Прохожий» 1854 повесть
  • «Пахатник и бархатник» 1860
  • «Два генерала» 1864.

В начале 60-х гг., когда в редакции «Современника» произошёл раскол между группой писателей-дворян и молодыми радикальными разночинцами, Григорович был всецело с первой группой и вышел из «Современника». Чернышевский в своей статье «Не начало ли перемены?» подверг резкой критике Тургенева и Григоровича. По мнению современников, с тех пор Григорович к Чернышевскому, лидеру радикалов, он относился с ненавистью.

В 18581859 г. Григорович, по поручению морского министерства, совершил путешествие вокруг Европы и описал его в ряде очерков, носящих общее заглавие: «Корабль Ретвизан».

С 1864 Григорович надолго совершенно замолкает, не находя точек соприкосновения с современностью, и уходит в работу по «Обществу поощрения художеств», деятельным секретарем которого он оставался долгое время. За долголетние труды по обществу Григоровичу были пожалованы чин действительного статского советника и пожизненная пенсия.

В середине 80-х годов Григорович снова берется за перо и пишет повести: «Гутаперчевый мальчик», «Акробаты благотворительности» и «Воспоминания» 1893.

Положение Григоровича в литературе целиком определяется его повестями «Деревня» и «Антон Горемыка». Их горячо приветствовал Белинский, об их большом значении для своего времени говорили Салтыков, Л. Толстой и др. Григорович в этих произведениях явился основоположником дворянского народничества в литературе. У Григоровича значительно больше подлинного мужицкого быта, чем в одновременно выходивших «Записках охотника» Тургенева и у всех других его предшественников и современников. Крепостной крестьянин показан Григоровича не только со стороны своей способности к тонким человеческим чувствам, как у Тургенева, но и в своей ежедневной работе, в отношениях к кулаку, в грубой неприглядности своего быта. Сгущение мрачных красок в этих повестях Григоровича способствовало более цельному читательскому впечатлению. «Жаление» крепостного мужика, которым проникнуты повести Григоровича, носит барский характер, что не исключает его искренности. В последующих рассказах и романах Григорович из крестьянского быта чувствуется склонность к писанию идиллий, к сентиментальному изображению крестьянских добродетелей. В «Рыбаках» Григорович дает идеальный образ крестьянина, явно определенный классовой позицией автора: для Григоровича здравый смысл крестьянина заключается в «безусловной покорности и полном примирении с скромной долей, определенной провидением». В том же романе, как и в некоторых других своих рассказах, Григорович противопоставил крестьянскому жизненному укладу развивающийся фабричный быт. Он скорбит о разложении и деморализации, вносимых фабрикой в крестьянскую жизнь; типичный фабричный рабочий для Григоровича — совершенно отрицательное явление. Изобилие этнографического элемента в крестьянских произведениях Григоровича — народные обряды, обычаи, суеверия, песни и пр. — характерно для дворянского народничества той поры.

Уже в 60-е гг. мужицкая беллетристика Григоровича стала терять свою актуальность. Чернышевский, в более ранних статьях высоко ставивший Григоровича, позже довольно едко отзывался об «Антоне Горемыке». В своих изображениях помещиков (роман «Просёлочные дороги») Григорович был ближе к Гоголю, чем, например, к Тургеневу и другим утонченным представителям дворянской культуры, но юмор, на который Григорович здесь претендует, ему совершенно не удался. Описание столичной жизни у него («Похождения Накатова», «Столичные родственники» и пр.) не имеет никакой цены, мелко в смысле сатиры. В литературной манере Григоровича, с его гуманизмом, сочувственным изображением разных маленьких людей, склонностью к эффектам — много родственного Диккенсу; иногда Григорович доходил до слишком явного подражания английскому юмористу («Просёлочные дороги»). При своей склонности к живописи Григорович отводит очень много места пейзажу — особенно из хорошо ему знакомой приокской полосы. Пейзажи Григоровича, который считался в свое время великим мастером в этой области, содержат очень много деталей, но мало связаны с действием.

Библиография

  • Бродский Н. Л., Ст. в «Истории русской литературы XIX в.», т. II, изд. «Мир»
  • Коган П. С., Очерки по истории новейшей русской литературы, т. II, изд. 5-е, М., 1926
  • Войтоловский Л. Н., История русской литературы XIX и XX вв., ч. 1, Гиз, М., 1926.
  • Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910
  • Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.
  • Григорович Д.В. Избранные сочинения. Москва, 1955

Источник

За основу статьи взято: Клевенский М. Григорович // Литературная энциклопедия: Том 3. — [М.]: Изд-во Ком. Акад., 1930. Издание в 11 т. — [М.], 1929—1939.

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home