Меннонитство

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Меннонитство — одно из течений протестантской церкви.

Отличается «миролюбивым и умеренным» характером. Никогда не призывает к насилию и злу. Заставляет задуматься о смысле всей жизни вообще, о самосовершенствовании и развитии своей души. Представляет собой евангелическое вероисповедание.




При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Меннониты — одна из протестантских деноминаций, получившая название от своего основателя, Симониса Меннона (1496—1561), голландца по происхождению. Сначала Меннон был сельским католическим священником, причем, по собственному его признанию (в автобиографии), не отличался благочестием и любил светские развлечения. О воспитании его не сохранилось сведений; он не был ученым богословом, но свободно писал на латинском языке. В 1531 г. в Леенвардене ему пришлось быть свидетелем ужасных казней анабаптистов; от сострадания к ним он перешел к убеждению в их правоте, ссылаясь при этом на Библию, чтением которой, как и сочинений Лютера и других протестантских богословов, он с особенным усердием занялся. Когда в 1535 г. при взятии войсками монастыря близ Доккума, которым завладели анабаптисты, был убит его брат, находившийся в числе последних, Меннон, после мучительной внутренней борьбы, открыто отрекся от католичества и вошел в сношения с анабаптистами. Приняв главные пункты их учения, Меннон отверг политическое, воинствующее в мире назначение церкви, которое проповедовали Мюнстер и Иоанн Лейденский, и написал резкое сочинение против последнего и его притязаний на "царство". Исключительно религиозный характер учения Меннона, почти тождественного с догматикой анабаптистов (отчего М. и доселе часто отождествляются с анабаптистами), составляет главное отличие меннонитства от анабаптизма. Приняв перекрещение и "рукоположение" от одного из анабаптистских "апостолов", Оббона Филиппа, Меннон выступил в качестве "странствующего проповедника" и вскоре привлек к себе последователей, организовал обширные общины в Фрисландии, Кельне, южной Германии, Мекленбурге, а в 1543 г. принял на себя звание "епископа" всех М. После богословского состязания с одним из учеников Лютера, Иоанном Лоска, Меннон издал два сочинения: "О вочеловечении Спасителя" и "О крещении". Результаты собора, созванного им для рассуждения о церковной дисциплине М., Меннон изложил в весьма гуманном сочинении: "Об отлучении от церкви Христовой". Пять лет пробыл затем Меннон в нынешних русских прибалтийских губерниях, с целью проповеди и организации меннонитских общин, и здесь написал главное свое догматическое сочинение — "О Троице" (против унитариев), в котором утверждает, что взаимное отношение лиц Св. Троицы составляет тайну, предмет верования, а не рассуждения.

Последующая история меннонитства до XIX столетия представляет не что иное, как историю постоянной борьбы, внешней — с католиками и протестантами, внутренней — между партиями, образовавшимися в самом меннонитстве. Существование секты не было признано ни в Германии, ни в Нидерландах, и сектанты могли собираться на богослужение лишь тайно, под опасением казни. Голова самого Меннона была оценена в 1540 г. Карлом V, и он должен был скрываться в потаенных местах. Большинство его последователей, избегая гонений в отечестве, воспользовалось приглашением заняться работами по осушению болот в Пруссии, между Данцигом, Эльбингом и Мариенбургом. Когда эта работа была ими исполнена с полным успехом, означенная территория, находившаяся во власти короля польского, была отдана им в полное владение. Не ранее как в 1780 г. на них наложена была подать в 5000 талеров, а в 1790 г. у них отнято было право приобретать здесь земельную собственность.

Во время гонений между М. оказалось много "падших", то есть отрекшихся от своего вероисповедания. Когда гонение утихло, возник спор об отношении "церкви" к этим падшим. Все общество М. разделилось по этому вопросу на "радикалов", под предводительством Филиппа Дирка, требовавших безусловного отвержения падших церковью, и "умеренных", соглашавшихся на их воссоединение. Победа осталась на стороне радикалов, и все "умеренные" собором были отлучены от церкви, несмотря на то что к этой партии принадлежал сам Меннон. Тогда "умеренные", соединившись с нидерландскими М., образовали особую, весьма многочисленную секту "либеральных тауфгезинтов" (Taufgesinnten), название же М. осталось за радикалами. Впоследствии строгих М. стали называть утонченными, а либеральных — грубыми М. Радикалы потребовали от Меннона, чтобы он произнес проклятие на либералов, и М. уступил, написав в свое оправдание второе сочинение "Об отлучении", за которое два тауфгезинтских проповедника — Цилис и Леммекен — провозгласили своего вождя "изменником". Меннон отвечал им анафемой, но перед смертью сказал окружавшим: "не будьте слугами людей, как я". Со времени смерти Меннона до 1572 г. М. в Нидерландах снова подвергались жесточайшим преследованиям. Перекрещивание, отрицание присяги, уклонение от военной службы — эти "догматы" Меннона вызывали общую ненависть даже в народе, считавшем М. противниками не только церкви, но и государства. "Утонченные" и "грубые" М. все более и более обособлялись друг от друга. "Грубые" углубились в догматику и доходили до рационализма; утонченные занялись нравственной казуистикой и регламентацией правил обыденной жизни. Для всех членов меннонитских общин установлена была форма и ценность одежды, убранство жилищ и т. п. Лучшим в это время явлением между М. было общее почти стремление устроить свою жизнь наподобие первобытной христианской общины. Но и в этом отношении скоро возникли разногласия, например о том, в храме ли только друг другу, или и в частных домах, всем странствующим, нужно умывать ноги; подвергать ли отлучению за нарушение правил об одежде и жилищах и т. п. В эпоху борьбы за освобождение Нидерландов голландские М. оказали великие услуги своему отечеству, жертвовали нередко всем своим состоянием, вступали солдатами в армию Вильгельма Оранского и т. д. Вследствие этого они получили полную свободу богослужения, право заводить школы и созывать соборы из представителей своих общин. На первом же из этих соборов обнаружилось, что 24 тауфгезинтских общины уже много лет не имели своих храмов и проповедников, а детей своих обучали в школах реформатских. Вследствие этого М. неминуемо должны были подпасть, в своем религиозном учении и культе, влиянию отчасти реформатов, отчасти ремонстрантов (см.), под которым и находились все XVII и половину XVIII в. Реформатская церковь неоднократно пыталась навязать М. символ, составленный несогласно с учением Меннона. В 1795 г. голландские М. были уравнены в правах с католиками и реформатами; вмешательство гражданской и церковной власти в дела их общин было устранено. На Амстердамском соборе состоялась полная уния всех партий М. Они устроили миссии (на острове Ява) и благотворительные заведения, а в начале XIX в. у них появилась в Амстердаме и семинария для приготовления проповедников. В Гарлеме существует "Богословское общество" М.

В Пруссии, в 1847 г., М. лишены свободы от военной службы, вследствие чего значительная их часть эмигрировала в Россию. В 1869 г. один из вождей М., Мангарт, признал, что меннонитский догмат об обязательном устранении от военной службы не имеет безусловного значения, так как война допускается и Св. Писанием, как средство самозащиты, составляющей такую же обязанность христианина, как и обязанность никого не убивать, нападая.

Литература. Сочинения самого Меннона: "Opera omnia theologica" (Амстердам, 1681); Hermanus Schyn, "Historia Mennonitarum" (1723); Stark, "Geschichte der Taufe und Taufgesinnten" (Лейпциг, 1789); Cremer, "Het Lowen en de Verrigtingen von Menno Simon" (Амстердам, 1837); Blaupot ten-Cate, "Geschichdensis der Doopsgezinden" (Амстердам, 1837—1850); Roosen, "Menno Simons" (Лейпциг, 1848); Müller, "Die M. in Ostfriesland" (Амстердам, 1887); А. Brons, "Ursprung, Entwickelung und Schicksale der Mennoniten" (1888); А. Г. Вишняков, "Общество анабаптистов или М." (в "Православном Обозрении", 1861); "Меnnonitischer Cathechismus".

H. Б—в.

М. в России. Первое переселение М. в Россию, из Мариенвердерской низменности (в Пруссии), состоялось в 1789 г., по приглашению правительства, в числе 228 семейств, причем им была обещана свобода вероисповедания и свобода от военной и гражданской службы, дана льгота от всяких податей на 10 лет и каждому семейству отведено по 65 десятин земли, а также на проезд и обзаведение дано по 500 руб. В свою очередь М. обязывались давать на общем основании квартиры и подводы для проходящих через их селения войск, содержать в исправности дороги и мосты и платить поземельную подать по 15 коп. с десятины удобной земли. В 1789 г. был заселен Хортицкий округ (Екатеринославского уезда и губернии); вновь прибывшие в 1793—96 г. 118 семейств частью расселились в существовавших уже колониях, частью в новых, в уездах Александровском и Новомосковском. Несмотря на огромные выгоды, предоставленные М., они, по донесению Контениуса (1799), находились в "недостаточном состоянии" от частых неурожаев, каменистой почвы и падежа скота во время суровых зим. Ввиду этого правительство переселило в 1800 г. 150 семейств на Молочные воды (Мелитопольского уезда Таврической губернии), дав им до 120 тыс. десятин, а Хортицкий округ (до 35 тыс. десятин) предоставило в распоряжение оставшихся колонистов, частью как надел, частью в виде запаса на прибылое население, с уплатой в казну 21/2 коп. за десятину. В том же году дозволено М. варить пиво и мед, курить хлебное вино, как для собственного употребления, так и для продажи, а посторонним "навсегда" воспрещено иметь в их колониях харчевни, питейные дома и шинки. Тогда же образованы меннонитские еврейские общины, с довольно широким самоуправлением (об административном устройстве колоний см. Поселения иностранцев в России). До 1820 г. колонизация М. распространялась почти исключительно пришельцами из-за границы; за это время число колоний увеличилось в Молочанском округе до 40, а в Хортицком — до 18. С 1820 г. впуск в Россию иностранных поселенцев был приостановлен. Около 1835 г. Хортицкий округ, вследствие увеличившегося населения, стал нуждаться в земле; ему отвели новый участок в 9492 десятины в Александровском уезде, и в течение 1836—52 гг. 145 молодых семейств устроили 5 новых колоний, которые в 1852 г. были окончательно отделены от хортицкого окружного управления и образовали третий меннонитский округ, названный Мариупольским (см.). На Молочне также шел рост колоний. Из Пруссии приезжали сюда нередко весьма состоятельные люди, вследствие чего Молочанский округ сделался главным центром хозяйственной и умственной интеллигенции М. За период с 1828 по 1866 г. здесь возникло 18 новых колоний на запасных землях. В короткое сравнительно время пустынная местность Молочанского округа наполнилась рощами плодовых тутовых и лесных деревьев, богатыми нивами и стадами отличной породы скота. С 1854 г. данцигские, мариенбургские и эльбингские М. стали селиться в Самарской губернии, сначала в Новоузенском уезде, а потом и в Самарском, и до 1874 г., когда прибыла их последняя партия, образовали 16 колоний, получив также по 15 десятин на душу. Все земли находились обыкновенно в вечно-потомственном владении целой колонии, без права отчуждения в посторонние руки. Распределялись они по угодьям и подворно или посемейно, без дробления. Двор переходил в единоличное пользование к одному из сыновей, признанному способным продолжать хозяйство, или к лицу из того же общества, купившему его с аукциона. Это повело, с одной стороны, к скоплению в одних руках обширных участков, с другой — к увеличению числа безземельных. О них впервые позаботился М. И. Корнис, бывший председателем молочанской комиссии сельского хозяйства. Он пытался устроить в 1841 г. торгово-промышленную колонию для безземельных, но успел поместить только 30 семейств; в 1866 г. правительством была закрыта сама комиссия. Между тем общественная экономическая неурядица росла; особенно жесток был раздор между хозяевами и безземельными Молочанского округа. В 1869 г. изменен закон наследования, допущена дробность наделов; правительство стало раздавать безземельным запасные земли и ввело большую правомерность в составе сельских сходов. Когда в 1874 г. все вообще колонисты в России были признаны подлежащими воинской повинности, это было истолковано М. как требование, несогласное с их религиозными убеждениями; значительная их часть решилась выселиться из России. Посланный "задержать" выселяющихся граф Э. К. Тотлебен был уполномочен обещать им льготы относительно отбывания военной службы, которые им действительно и предоставлены (см. ниже). Но эти льготы не вовсе прекратили переселение. Из одной Таврической губернии переселилось в Америку до 1876 г. около 900 меннонитских семейств и почти столько же из Екатеринославской. Дальнейшие переселения, вызванные, между прочим, голодовками (например, в 1879—80 гг.) были незначительны. Так, например, из Самарской губернии с 1880 по 1889 г. выселилось всего 71 семейство (390 душ обоего пола): 46 семейств в Хиву, где часть получила от хана 4-десятинный надел, а часть определилась в столяры, плотники и т. п.; 10 семейств — в Сыр-Дарьинскую область, где они основали 4 колонии, получив по 15 десятин на душу и правительственную ссуду на устройство школ и общественных мельниц; 13 семейств — в Америку (штаты Небраска и Арканзас), 1 семейство — в Оренбург, 1 семейство — в Омск. М., с самого водворения в России, разделились на два толка: фламандский и фрисландский. Принадлежащие к последнему отличаются меньшей строгостью в соблюдении обрядов. В 1855 г. в колонии Эйнлаге (Хортицкого округа) появились сектанты — Hupfer'ы, державшиеся буквы Св. Писания, и вскоре после того "иерусалимские братья" — прогрессисты. Первые в 1860 г. образовали особую церковную общину и отвергли власть конвента, ведавшего дела духовного призрения и церковного благочиния. Отлученные за это конвентом от церкви, они составили, вместе с иерусалимскими братьями, главный контингент М., выселившихся на Кавказ в 1864—66 гг. (в числе 200 с лишком семейств).

В настоящее время всех М. в России около 50000 душ обоего пола; живут они в губерниях: Екатеринославской (уездах Александровском, Екатеринославском и Мариупольском) — 51 колония, Таврической — 57 колоний, Херсонской — 16 колоний, Самарской — 18 колоний и на Кавказе — около 20 колоний. Некоторые ошибочно считают за М. и немцев, живущих в Радичеве, Черниговской губернии (2 колонии), поселенных здесь еще графом Румянцевым в 1772 г. В общем М. владеют около 300000 десятинами земли. По владению землей они делятся на хозяев (полных — не менее 65 десятин, половинных и четвертных), малоусадебников (до 1/2 десятины, без полевого надела) и безземельных. Число последних растет все более и более и в некоторых местах достигает 20% (Самарская губерния). Подушные сборы раскладываются сельским сходом одинаково на всех рабочих обоего пола от 14 до 60 лет (с 1867 г.). Поземельную подать, разные сборы и натуральные повинности хозяева несут сообразно с наделом (после 1862 г. — по 52/3 коп. с десятины). С величиной подворного участка соразмеряется и выгон. Живут М. поселками в 16—20 домов, один от другого в 2—5 верстах, и занимаются преимущественно земледелием. Последнее часто ведется более или менее усовершенствованными орудиями, по 4—5-польной системе, причем посевы чередуются (например, в Самарской губернии) так: пар, рожь, пшеница (составляющая главный предмет торговли), овес и ячмень; редко просо и еще реже горох. Средним числом хлебов получается на надельный двор (в Самарской и Екатеринославской губерниях) до 2000 пудов. Затем развито у М. скотоводство и преимущественно овцеводство (улучшенные породы); более всего в Молочанском округе, где в 1889 г. было до 10000 лошадей, более 15000 голов рогатого скота (лучших пород) и около 20000 овец. Живя большей частью в безлесной местности, М. издавна занимались разведением деревьев: фруктовых, тутовых и лесных; в одном Молочанском округе имеется свыше 31/2 млн. тутовых деревьев; развито также шелководство и табаководство. Густой цепью расположены заводы (винокуренные, суконные, кирпичные, черепичные и др.), фабрики, мельницы и всевозможные мастерские, преимущественно приготовляющие земледельческие орудия. Самый цветущий в промышленном отношении — Молочанский округ. М. высоко ставят грамотность, считая ее "важнейшей потребностью общества"; между ними нет неграмотных; мальчики и девочки обязательно посещают школы (большей частью одноклассные, в каждой колонии по школе; кроме того, в Хортице и Гальбштадте русские высшие училища, в Гальбштадте и Орлове-на-Молочне — ремесленные училища). В доме почти каждого хозяина имеется какой-либо периодический орган (чаще — немецкий). Все, даже противники иностранных колонистов, утверждают, что М. трудолюбивы, любят порядок, нравственны, гуманны и трезвы. Они живут в больших и удобных домах (около 30% каменных) и по преимуществу малосемейны. Влияние их на окружающих русских крестьян благотворно. Господствующая идея их учения — ожидаемое восстановление в мире царства Божия через основание и распространение на земле церкви чистой и святой. Затем, безусловная вера в Библию, в буквальный смысл ее текста; свобода личного понимания в области верования; евхаристия — лишь благоговейное воспоминание события из жизни Иисуса Христа, способствующее возвышению и укреплению чувства веры; крещение совершается только над взрослыми; судебные тяжбы, присяга и воинская служба отрицаются. В церковном отношении каждая самостоятельно организовавшаяся община существует независимо от других: она сама избирает своих духовных наставников и проповедников. Для решения дел, касающихся целой общины, созывается "общее церковное собрание", постановления которого утверждаются "конвентом духовных старшин"; тот же конвент служит представителем общины перед правительством. Все дела М., превышающие власть губернатора, восходят на имя министра внутренних дел и рассматриваются в департаменте иностранных исповеданий. Дела о построении новых молитвенных домов решаются губернатором по сношению с местным епархиальным архиереем, а в случае их разногласия — министром внутренних дел, по сношению с синодальным обер-прокурором. На "духовных старшин" возложена обязанность вести метрическую запись "крещаемых" (взрослых); другие части метрики — о бракосочетавшихся и умерших — ведутся или ими же, или же "сельскими приказами" колоний, для каждой колонии отдельно; из этих отдельных записей в южных губерниях составляется общая метрика для целого поселенческого меннонитского округа. Главнейшие колонии: Гальбштадт (около 1000 жителей), Молочанского округа; Эйнлаге (около 900 жителей) и Шенгорст (около 1500 жителей) — Хортицкого; Шенталь (около 700 жителей) — Мариупольского; Кеппенталь и Гансау — Николаевского округа (Новоузенского уезда, Самарской губернии). Три новороссийских округа — Молочанский, Хортицкий и Мариупольский — образуют "Новороссийское братство М.", составляющее страховое от огня общество, санкционированное в 1867 г.

Ср. Клаус, "Наши колонии" (СПб., 1869); Красноперов, "Меннонитские колонии" ("Русская Мысль", 1883, № 10 и "Юридический Вестник", 1889, № 6); Велицын, "Иностранная колонизация в России" ("Русский Вестник", 1889 и 1890, и отдельно; крайне пристрастный очерк); "Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа" (V); "Русская Старина" (1883, № 5); "Записка об обычном праве М." (Симферополь, 1884).


По уставу воинской повинности 1874 г. (ст. 157) меннониты освобождены от ношения оружия и потому не назначаются в войска, а отбывают обязательные (общие) сроки службы в мастерских морского ведомства, в пожарных командах и в особых подвижных командах лесного ведомства (см. Лесные команды). Льгота эта распространяется, впрочем, лишь на тех из М., которые присоединились к секте или прибыли из-за границы, для водворения в Империи, до 1 января 1874 г.

См. также

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home