Фабльо

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Фабльо (французско-пикардийское слово fabliau, от лат. fabula; буквально — небольшой рассказ) — название, присвоенное во французской и итальянской средневековой литературе небольшим веселым рассказам в стихах, главнейшая цель которых — вызвать в слушателях или читателях весёлый смех, доставить им развлечение.

В этом заключается отличие фабльо от других родственных форм: от dits — рассказов вообще разного содержания, от romans — отличавшихся большей продолжительностью и сложностью содержания, от chansons — которые пелись, от dits moraux — нравоучительных рассказов, от lais — рассказов с сентиментальным и во всяком случае с более возвышенным характером, часто с примесью фантастики.

Новейший исследователь фабльо, Bédier, насчитывает всего около 150 фабльо. Все они написаны в эпоху между 1159 и 1340 гг., преимущественно в северных провинциях — Пикардии, Артуа, Фландрии. Часть их сюжетов составляет достояние всех стран, народов и времён, другая возникла в Индии или в Греции; но самое большое количество фабльо родилось в самой Франции, что доказывается особенностями описываемых нравов или языка или указаниями на исторические имена и события.

Авторы фабльо - бродячие клерки (ваганты, голиарды), жонглеры, иногда поэты-любители из других сословий. Фабльо преимущественно анонимны; некоторые авторы их известны лишь по имени, об очень немногих известно еще что-либо. Наиболее известны Рютбеф, Филипп Бомануар, Анри д'Андели, Гюон-король, Готье Длинный. Публика, к которой обращались авторы фабльо, большею частью принадлежала к буржуазии (хотя иногда они были рассказываемы и в высших кругах); поэтому и миросозерцание их вполне проникнуто буржуазным духом.

Форма фабльо не отличается ни совершенством, ни разнообразием: стихосложение всегда одно и то же — восьмисложный стих, рифмуемый попарно; рифмы бедные и часто неправильные, стиль неряшливый и грубый; рассказ отличается сжатостью, переходящей порою в сухость, и полным отсутствием картинности. Единственное литературное достоинство фабльо — быстрота действия и живость диалогов. Общий характер фабльо чисто натуралистический; натурализм проявляется как в выборе сюжетов, большею частью заимствованных из окружающей повседневной мещанской действительности, так и в способе изображения, совершенно чуждом всякой идеализации, всякого стремления приукрасить факты. Красивым описаниям природы, равно как и всякой фантастике, здесь нет места. Как привходящие элементы являются сатира и нравоучение. Сатирический элемент здесь еще в зачаточной форме шутки или насмешки и крайне редко обусловливается сознательным намерением автора осмеять ту или иную сторону жизни какого-нибудь сословия. Элемент нравоучительный играет довольно видную роль в фабльо, нравоучением заканчивается почти каждый рассказ; оно не состоит, однако, в тесной связи с рассказом, не составляет его цели, может отсутствовать без ущерба для целого и часто даже противоречит рассказу. Нравоучение притом часто бывает далеко не нравственного характера (например, в фабльо de la housse partie).

Фабльо часто грубы до цинизма, до скабрезности, так что передать их содержание в настоящее время бывает иногда весьма затруднительно.

Сюжеты фабльо сводятся в огромном большинстве случаев к изображению любовных приключений жён буржуа или вилланов с деревенскими священниками или бродячими клерками, причем муж оказывается чаще всего одураченным. Иногда страдающим лицом является кюре, жестоко наказываемый ревнивым мужем. Другая часть фабльо посвящена описанию, а нередко — и восхвалению разных более или менее остроумных проделок, направленных к достижению той или другой цели, например плутовских уловок (Trois larrons, Du plaid qui conquist paradis par plaid). Некоторые из фабльо рисуют нам с той или иной стороны (большею частью комической) представителей различных сословий, чаще всего священников, затем вилланов и буржуа, реже всего представителей рыцарства и чиновного миpa. В нескольких фабльо являются на сцену апостолы и вообще святые и даже сам Бог, причем эти высшие существа третируются в фабльо в том же фамильярно-комическом тоне, без всякой особой почтительности (St.-Pierre et Jongleur, Quatre souhaits de St.-Martin и др.).

Таким образом, ни по форме, ни по содержанию фабльо нельзя назвать собственно художественными, истинно литературными произведениями. Впрочем, авторы их и сами не претендовали на литературность: их единственною целью было заставить слушавшую их, большею частью весьма мало развитую публику, смеяться грубым, здоровым смехом, которому они придают спасительную силу, так как он помогает человеку забыть хоть на время скорбь и страдания.

Несмотря на полное почти отсутствие художественности этот вид литературы имеет громадное значение. Светский дух, которым проникнуты все фабльо, пробудившийся в них интерес к миpy действительному, обыденному, представляет громадный шаг вперед по сравнению с средневековым аскетическим идеалом. Важно и преклонение перед умом, хотя бы и в виде плутовства. Важно, с одной стороны, потому, что в средние века уму человеческому не придавали никакого значения, считали его бессильным познать тайны природы, с другой — потому, что в средние века господствовала грубая материальная сила, в фабльо же впервые провозглашен принцип: хитрость, ум действительнее силы (miex fait l'engien qu e ne fait force). Наконец, авторы многих из фабльо выступают в качестве защитников угнетенного сословия вилланов против угнетателей — рыцарей, духовенства и королевских чиновников, отстаивая права личности и осуждая сословные предрассудки (Constant du Hamel). Эти черты делают из авторов фабльо, наряду с авторами романа Розы и романа о лисе, предшественниками эпохи Возрождения. В ненависти к женщине, к женскому влиянию, которая проникает очень многие фабльо, нельзя не видеть влияния церковных проповедей. Некоторые фабльо — "Du vair palefroi" (Huon li-roi) и "De la bourse, pleine du sens" (Jean li Galois) — представляют, однако, сильную защиту женщины против нападок, составляющих общее место у средневековых авторов. Такое отношение объясняется, может быть, связями авторов этих фабльо с рыцарством и его культом женщины.

Сюжеты многих из фабльо были разработаны впоследствии Боккаччо в новеллах "Декамерона". Благодаря мастерскому изложению и изящному стилю Боккаччо сумел придать фабльо художественность, преобразовав площадной цинизм. В духе фабльо написаны немецкие швенки, позднее — изящные по форме рассказы в стихах Лафонтена и прозаические "Contes drôlatiques" Бальзака. Фабула одного из фабльо, "Du vilain mire", послужила канвой для комедии Мольера "Le médecin malgré lui".

Лучшее собрание фабльо: "Recueil général et complet des F. d. ХIII et XIV s. imprimés et inédits, publié d'après les manucrits par Montaiglon et Raynaud" (П., 1872, 1876, 1878, 1880, 1883 и 1890). Есть еще сборники Ф. Barbasan (1756), Legrand d'Aussy (1779) Méon (1808, 1823), Jubinal (1839, 1842). Важнейшее исследование фабльо — Bédier, "Les fabliaux" (98 выпуск издания "Bibliothé que dе l'école des hautes études"), "Histoire littéraire de France" (т. XXIII, статья Леклерка); Oscar Pilz, "Bei träge zur Kenntniss der altfranzö sischen Fabliau" (Штеттин, 1889); Lenient, "Lа satire en France au moyen âge" (П., 1893); G. Paris, "Les contes orientaux la littérature française au moyen âge" (в книге "La poésie du moyen âge", П., 1895).

Ссылки


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home