История Чехии

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

В политической истории Чехии наиболее важными являются два события: начало гуситских войн в 1419 году и Белогорская битва 1620 года. Этими двумя событиями вся история Чехии разделяется на три периода (древняя, средняя и новая истории). Это основное деление чешской истории на три периода оправдывается великим историческим значением гуситских войн и Белогорской битвы, но не вполне совпадает с ходом развития государственных и общественных отношений.

До начала XIII века население Чехии было почти исключительно славянское, внутренний его строй основывался на началах славянского права и быта. С этого времени усиливается прилив немецких колонистов, а вместе с тем влияние немецкого права и быта. Появляются сёла и города, устроенные по немецкому образцу. Постепенно слагается городской класс населения. Изъятые из подчинения общему земскому праву, живя и управляясь по немецкому праву, города и горожане занимали в государственной и общественной организации исключительное положение, представляли собой как бы государство в государстве. Это обстоятельство, в связи со стремлением городов иметь голос на сеймах — чего им отчасти и удалось добиться, — приводило неоднократно к борьбе между ними и двумя высшими земскими сословиями (панами и владыками). Лишённые политических и отчасти гражданских прав, крестьяне в конце XV века сделались подданными землевладельцев, на землях которых жили. С другой стороны, под сильным влиянием западноевропейских феодальных и аристократических порядков, совершенно чуждых славянскому демократическому быту, слагается могущественная и своевольная знать. Состоя из двух сословий (панов и владык), она захватила всю государственную власть в свои руки и удерживала её вплоть до Белогорской битвы. Поработив сельское население и враждуя с горожанами, чешская знать не могла устоять в борьбе с абсолютизмом Габсбургов.

Таким образом, чешская история XIII—XVI веков есть время подготовки, расцвета и упадка сословной монархии. Со времени Белогорской битвы начинается период абсолютной монархии, которая, при помощи созданной ей бюрократии, отняла всю власть у земских учреждений и лишила всякого значения сейм, бывший органом аристократического управления страной, но в то же время положила основания для умственного и экономического развития Чехии и значительно улучшила положение крестьян, прикреплённых к земле. События 1848 года поколебали старый порядок во всей Австрийской империи; с этого времени для Чехии начался новейший период её истории.

Содержание

Древнейшая история Чехии (до прихода славян)

Древнейшими обитателями Чехии были бойи, одно из кельтских племён, по имени которого страна получила своё латинское и производное немецкое название (Bojohemum, Bohemia, Böhmen). Около середины первого века до н. э. кельты покинули Чехию, уступая напору германских племён.

За несколько лет до н. э. страна была занята маркоманами, германским племенем, во главе которого стоял Марбод, соединивший под своей властью многочисленные восточногерманские племена, занимавшие земли от среднего Дуная до нижнего течения Вислы. Государство, основанное Марбодом, недолго просуществовало. Не устояв в борьбе с Арминием, а потом с Катвальдом, знатным маркоманом, проживавшим в изгнании среди готов, Марбод бежал в 19 г. н. э. под защиту римлян и кончил дни свои в Равенне. Римская империя искусно пользовалась борьбой племён и соперничеством их вождей до начала так называемой Маркоманской войны 165180.

Теснимые готами, маркоманы, квады и ряд других германских и негерманских народов (языги, бастарны, сарматы), действуя в союзе, пытались овладеть северными провинциями римской империи. Марк Аврелий с трудом сдерживал этот напор, но всё-таки ещё долго река Дунай оставалась северной границей римской империи. В III веке маркоманы вели войны с римлянами и своими германскими соседями. С появлением в Европе гуннов маркоманы подчинились их власти. С Аттилой маркоманы участвовали в походе на Галлию и в Каталаунской битве (451).

Неизвестно, возвратились ли маркоманы после того в Чехию. Весьма возможно, что во второй половине V века Чехия занимаема была различными народами, сменявшими здесь друг друга во время передвижения с севера к границам Римской империи, пока наконец не осели окончательно в этой земле славяне.

История Чехии в эпоху господства славянского быта (VI—XII века)

По записанному в XII веке Козьмой Пражским преданию, вождём славян, пришедших в землю бойев и маркоман и остановившихся первоначально около горы Рипа, близ слияния Молдавы (Влтавы), Эльбы (Лабы) и Огры, был Чех, по имени которого потомки поселившихся славян сталипрозываться чехами. В действительности славяне проникали в страну постепенно, оседая родами и племенами.

О племенном разделении чешских славян сохранилось мало известий. В середине страны обитали чехи, самое могущественное племя, которое постепенно подчиняло своей власти все прочие племена и дало им своё имя. Все остальные племена — лучане, седличане, литомеричи, дечане, лемузы, пшоване, хорваты, зличане, дулебы и др. — занимали земли вокруг территории собственно чехов. Из этих племён наиболее сильными были, после чехов, лучане, зличане и хорваты. Лучане обитали по реке Огре и её притокам, на пространстве от Рудных гор до гор Шумавы. Ещё в начале XII веке сохранялось воспоминание о племенном государстве лучан и разделении его на 5 округов. Хорваты и зличане занимали своими поселениями восточную часть страны и оставались независимыми ещё в X веке.

Каждое племя управлялось своими старостами или князьями. Разделённые на мелкие племена, чешские славяне во второй половине VI века и в начале следующего века находились под властью аваров, поселившихся около 562 года в Паннонии. Неудачный поход на Константинополь (626) и нападения хозар и булгар поколебали могущество аваров. Славянские народы поспешили свергнуть иго дикой орды. Борьба за независимость привела к созданию временного союза различных племён чешских славян. К этому союзу примкнули и другие соседние славянские народы. Возникший таким образом союз оказался настолько сильным, что попытка франкского короля Дагоберта завоевать земли чешских славян окончилась полной неудачей: франкское войско было разбито в трехдневной битве при Вогастисбурге (630).

Известия о свержении аварского ига и победе над франками сохранены в той части хроники так называемого Фредегара, которая написана была около 658 года неизвестным лицом, проживавшим, как предполагают, в Меце. Согласно его рассказу, на 40-м году царствования Хлотаря II (623) один франкский купец, по имени Само, явившись в землю славян, принял участие в борьбе против аваров, был избран славянами верховным вождём или королём и счастливо управлял ими в течение 35 лет. Союз чешских и других славян, возникший в силу необходимости, распался по миновании опасности.

Объединение чешских славян и создание чешского государства является делом племени чехов, обитавших в центре страны. Главным их городом был Вышеград, а потом Прага, княжеский город, построенный вблизи земского Вышеграда. Первый чешский летописец Козьма Пражский, писавший в начале XII века, почерпал свои сведения об основании чешского государства из народных преданий и песен. По его словам, первым князем чехов был Крок. Дочь и наследница его, Любуша, вышла замуж за Пржемысла, простого пахаря, уроженца села Стадицы, в земле племени лемузов. Имена потомков и преемников Премысла, первых Пржемысловичей, Козьма Пражский передаёт в такой последовательности: Незамысл, Мната, Воён, Унислав, Кресомысл, Неклан, Гостивит и Боривой, который принял христианство. Следуя устному преданию, Козьма Пражский мог сообщить только имена этих князей и присоединить рассказ о борьбе Неклана, князя чешского, с Властиславом, князем племени лучан. Этот рассказ представляет собой воспоминания народа о борьбе чехов с соседними племенами и о стремлении чешских князей распространить свою власть в пределах Чехии. В начале IX века гегемония чехов над прочими племенами чешских славян уже существовала, что доказывается установлением со стороны Карла Великого ежегодного платежа дани со всей Чехии в размере 500 гривен серебра и 120 быков, а также борьбой чешских славян против франкского государства во время вторжений в Чехию войск, посланных Карлом Великим (805806). Притязания на получение дани и политическое подчинение Чехии унаследованы были восточнофранкским или немецким государством, но фактически осуществлены были только впоследствии.

В 846 году Людовик Немецкий потерпел тяжкое поражение в Чехии, при возвращении из Моравии, где он на место Моймира посадил князем Ростислава; поэтому крещение в Регенсбурге 14 князей лучанского и других западных чешских племён (845) не привело к основанию христианской церкви в Чехии. Есть основание думать, что эти первые князья-христиане были изгнаны из страны, когда в течение ряда последующих лет чешские славяне вели победоносную борьбу против немецкого государства, в союзе с моравским князем Ростиславом и его преемником Святополком. Союзнические отношения с моравскими князьями превратились в зависимые при Святополке, в пользу которого немецкий король Арнульф в 890 году отказался от своих притязаний на Чехию.

Политические связи с Моравией, где с 863 года началась просветительная и миссионерская деятельность славянских первоучителей Константина (Кирилла) и Мефодия, способствовали прочному введению христианства в Ч. по славяно-восточному обряду: чешский князь Боривой и его супруга Людмила были крещены епископом Мефодием в Велеграде, при дворе князя Святополка (874—885). По возвращении в Ч., князь Боривой поставил первый христианский храм в Левом Градце. Как только умер Святополк (894), основатель великоморавской державы, Спитигнев и Вратислав, сыновья Боривоя, поспешили сбросить зависимость Ч. от Моравии: в 895 г. они явились в Регенсбург, признали верховную власть короля Арнульфа, обязались платить дань по старине и согласились на подчинение Ч. церковной власти регенсбургского епископа. С этого времени в Ч. стал проникать латинский церковный обряд и усиливаться в ущерб славянскому.

Самый сильный и решительный удар церковным традициям славянских первоучителей нанесён был ещё Святополком Великоморавским, который враждебно относился к преподобному Мефодию, а после его смерти изгнал из своего государства его учеников и последователей, так как находился под влиянием немецкого епископа Вихинга. Тем не менее славянский обряд в Ч. удерживался ещё в течение более 200 лет. Опорой этого обряда и просветительным центром кирилло-мефодиевских заветов был славянский монастырь на Сазаве, основанный св. Прокопом. Ещё в 1080 г. князь Вратислав хлопотал в Риме о разрешении в Ч. славянской литургии. Только в 1097 г. славянские монахи были разогнаны из Сазавского монастыря, и его заняли бенедиктинцы Бревновского монастыря. Разрывая связь с Моравией и Велеградской метрополией, чешские князья руководились исключительно политическими соображениями. Славянский обряд пользовался всеобщим признанием и уважением в стране. Святая Людмила, жена Боривоя и мать его ближайших преемников (Спитигнева и Вратислава) осталась верна славянскому обряду; по её желанию, старший её внук Вацлав был прежде всего обучен славянской письменности.

Князь Вратислав (905—921) храбро и успешно отражал нападения на Ч. мадьяр, которым удалось разгромить великоморавскую державу, и прекратил платёж дани немецкому королю, пользуясь возникшими в Германии смутами. Начало правления его сына Вацлава (921—935) было омрачено злым делом. Драгомира, мать князя, захватила в свои руки власть и приказала умертвить св. Людмилу, боясь её влияния на молодого князя. Вацлав вёл войну с Радиславом, князем племени зличан, главным городом которых была Любица, и заставил его признать верховную власть чешского князя. Справляясь с внутренними врагами, Вацлав не имел достаточно сил для борьбы с Германией. Могущественный король Генрих I в 929 г. проник до самой Праги и принудил Вацлава к платежу дани. Преемником Вацлава был его брат Болеслав I (935—967), княживший в земле пшован, которая досталась Премысловичам по наследственному праву, как вотчина отца св. Людмилы. Коварно пригласив в Старый Болеславль, незадолго до того им построенный, своего брата на церковное торжество, Болеслав приказал его умертвить. В течение 14 лет Болеслав вёл упорную борьбу с Германией, но в 950 г. должен был признать политическую зависимость от неё. В битве на реке Лехе (955) чехи сражались против мадьяр как союзники немцев.

Победа христиан над мадьярами дала возможность Болеславу присоединить к Ч. Моравию и польские земли, расположенные по верховьям Одера и Эльбы. Его сын Болеслав II (967—999), при содействии императора Оттона I, добился основания в Праге епископии, подчинённой майнцскому архиепископу. Первым пражским епископом был сакс Детмар, знавший хорошо славянский язык, а вторым — Войтех, известный также под именем Адальберта, друг императора Оттона III, сын Славника, князя зличан, под властью которого находилось более трети Ч. Войтех не умел поладить с князем и знатью, два раза покидал свою кафедру и окончил жизнь мученической смертью в земле пруссов (997). Братья св. Войтеха, князья зличанские, стремились к независимости и находились в сношениях с Болеславом Храбрым, польским князем, и императорским двором. Болеслав II напал на столицу славниковцев Любицу, разгромил её и окончательно присоединил к своему государству земливосточной и южной части Ч., подвластные зличанам (995).

Таким образом, довершено было дело объединения земель чешских славян под властью Премысловичей. Болеслав польский, пользуясь внутренними раздорами в Ч. при Болеславе III, сыне и преемнике Болеслава I I, посадил на княжеский стол в Праге своего брата Владивоя, по смерти его захватил власть в свои руки и изгнал из страны Яромира и Ольдриха (Ульриха), младших сыновей Болеслава II. При помощи императора Генриха II власть была возвращена Премысловичам, но чешские земли, завоёванные Болеславом I, и Моравия остались во власти Болеслава Храброго. В конце княжения Ольдриха (1012—1034) сын его Брячислав отнял от поляков Моравию, и с той поры эта страна вошла окончательно в состав Чешского государства. Княжение Брячислава (1035—1055) ознаменовалось завоеванием Польши и попыткой основать сильное славянское государство. Попытка эта не имела успеха вследствие вмешательства папы и императора Генриха III, который, после неудачного похода 1040 года и поражения при Домажлице (Таусе), прошёл в следующем году до самой Праги и принудил чешского князя к признанию зависимости. Брячиславу, предку всех последующих Премысловичей, приписывают установление принципа родового старшинства в наследовании старшего стола в Праге, с непосредственной властью над всей Ч. и высшей властью в пределах всего чешского государства, причём младшим членам в роду даваемы были уделы (partes, paragia, beneficia) в Моравии. Впоследствии назначаемы были уделы и в самой Ч.

После непродолжительного княжения Спитигнева II (1055—1061) великим князем сделался Вратислав II (1061—1092), второй сын Брячислава. Он основал в Ольмюце отдельную моравскую епископию. Деятельно помогая императору Генриху IV в его борьбе с германскими князьями и папой, Вратислав II получил в награду Верхнюю Лузацию, как лён империи, и титул короля (1086). После кратковременного княжения Конрада I, третьего сына Брячислава, пражский княжеский стол занимали почти последовательно четыре сына короля Вратислава: Брячислав II (1092—1100), Боривой I I (1100—1107, 1117—1120), Владислав I (1109—1117, 1120—1125) и Собеслав I (1125—1140). Первая четверть XII в. изобиловала смутами из-за владения старшим столом. Начало этим смутам было положено внуком Брячислава I, Святополком I (1107—1109), который оспаривал власть у Боривоя II, своего двоюродного брата, во имя родового старшинства. За деньги император Генрих V помог Святополку изгнать Боривоя, который бежал в Польшу. По приказу Святополка, произошло в Ч. истребление могущественного рода Вершовцев, которые по своему богатству и влиянию стояли во главе тогдашней знати и владели имениями погибших славниковцев.

Время Владислава I и Собеслава I было более спокойное. Первый из этих князей приобрёл звание чашника немецкой империи (1114). Собеслав оказал решительный отпор притязаниям императора Лотаря (победа чехов при Хлумце, 1126 г.) рассматривать Ч. как лён империи и распоряжаться замещением княжеского стола. Император вынужден был довольствоваться данью и придворной и военной службой (servitium) чешских государей, которые от него получали инвеституру. По идее, княжеская власть оставалась неограниченной, но в действительности она была значительно поколеблена раздорами Премысловичей. Они рассматривали чешское государство как своё родовое достояние. Старшинство не считалось решающим условием для занятия старшего стола в Праге. Каждый член владетельного рода мог добиваться этого стола и при благоприятных обстоятельствах достигал успеха. Отсюда вытекала необходимость к наследственному праву присоединить титул избрания со стороны населения. Участие населения в решении государственных и общественных дел находило выражение в деятельности княжеского совета или думы (consilium, conventus) и сеймов (generale vel commune colloquium Boemorum).

В состав княжеской думы, кроме членов владетельного дома, входили то те, то другие лица, в зависимости от усмотрения князя и обстоятельств, а именно: 1) потомки прежних племенных князей, насколько им удалось сохранить при новых условиях выдающееся положение своих предков, 2) областные правители (каштеляны), 3) придворные чины, 4) епископы и представители высшего духовенства. На сеймах участвовали первоначально все свободные люди, способные носить оружие и приобретшие гражданскую правоспособность, то есть выделенные отцами и ставшие домохозяевами. С течением времени обычными участниками сеймовых собраний остались только члены княжеской думы, высшая шляхта (паны) и низшая шляхта (владыки).

Во второй половине XII в. раздоры членов размножившегося рода Премысловичей, вновь возобновившиеся стремления императорской власти к полному подчинению Ч. и притязания знати, направленные к ограничению княжеской власти, были источниками нескончаемых смут. Наиболее спокойной порой было время правления Владислава II (1140-73), сына Владислава I. Он участвовал в крестовом походе 1147 г. и в походе императора Фридриха I на Милан (1158). В благодарность за оказанную услугу император Фридрих пожаловал Владиславу королевский титул. Желая, по примеру некоторых своих предшественников, доставить престол своему потомству, король Владислав отрёкся от власти в пользу своего старшего сына Фридриха I. Тогда настала самая смутная пора: в течение последующих 24 лет престол чешский переходил из рук в руки не менее 10 раз. Уже в следующем году после отречения короля Владислава князем сделался Собеслав II, сын Собеслава I (1174-79), известный своей защитой свободного крестьянства от притеснений знати, которая в насмешку прозвала его «мужицким князем» (princeps rusticorum).

В свою очередь, Собеслав II был лишён власти Фридрихом I (1179—1189), но последнему приходилось отнимать престол то от Конрада-Оттона (1182), одного из моравских удельных князей, правнука Конрада I, то от Вацлава (1184), брата Собеслава II. Пользуясь этими смутами, император Фридрих I отделил от Ч. Моравию и отдал её, в качестве имперского лена, упомянутому Конраду-Оттону, с титулом маркграфа, а в 1187 г. объявил епископа пражского, которым был тогда Генрих-Брячислав, двоюродный брат князя Фридриха I, имперским князем, и таким образом расчленил Ч. на два княжества(светское и церковное). После смерти Фридриха престол Ч. занимали последовательно его соперники маркграф Конрад-Оттон (1189-91) и Вацлав II, но последний скоро должен был уступить стол Премыслу-Оттокару, сыну короля Владислава. Премысл был низложен епископом Генрихом-Брячиславом (1193—1197), который соединил в своих руках светскую и церковную власть в Чехии. После его смерти избран был князем Владислав III, самый младший сын короля Владислава. Он способствовал восстановлению земского единства и чешской государственности тем, что провёл на сейме избрание нового епископа Даниила и самолично дал ему инвеституру, а затем престол чешский уступил в том же году своему старшему брату Премыслу и ограничился владением Моравией, с титулом маркграфа, но с признанием верховной власти брата. Подобный счастливый исход оказался возможным только потому, что в Германии после смерти императора Генриха VI настали замешательства.

История Чехии в XIII—XVI вв. (подготовка, расцвет и упадок сословной монархии)

Борьба Филиппа Гогенштауфена с Оттоном Брауншвейгским, а потом последнего с папой Иннокентием III, старавшимся доставить корону Германии Фридриху II, дала возможность Премыслу I (1197—1230), искусно переходившему то на ту, то на другую сторону, приобрести для себя и своих преемников королевский титул и точно определить отношения Ч. к Германской империи. В 1198 г. король Филипп отказался в пользу короля чешского от права давать инвеституру пражским епископам; позже эта привилегия была подтверждена Оттоном IV и папой Иннокентием III, а Премысл вторично коронован папским легатом (1204). В 1212 г. император Фридрих II, в благодарность за поддержку со стороны Премысла, установил, что отныне короли чешские должны высылать отряд в 300 человек при отправлении германских королей в Римдля коронования императорской короной или уплачивать взамен того 300 гривен серебра, а посещать имперские сеймы обязаны только тогда, когда местом их сбора назначен один из трёх ближайших к Ч. городов (Бамберг, Нюрнберг и Мерзебург). Так как отдельные линии рода Премысловичей около того времени стали вымирать, а у каждого из царствовавших Премысловичей, начиная с короля Премысла-Оттокара I и до прекращения династии, оставался лишь один сын и наследник, то окончательно утвердились принципы нераздельности территории чешского государства и наследования престола по праву первородства. Король Вацлав I (1230—1253), женатый на принцессе из дома Гогенштауфенов, завёл пышный двор и способствовал проникновению в Ч. немецких обычаев и языка. Проводя время в пустых удовольствиях, король Вацлав более домогался славы немецкого миннезингера, чем хорошего правителя. Нуждаясь в деньгах для поддержания блеска своего двора и своих удовольствий, он вследствие недостаточности обычных источников дохода закладывал и раздавал коронные земли. Это вызвало восстание его сына Премысла-Оттокара, маркграфа Моравского, на сторону которого стала большая часть чешских панов и владык. Восстание было подавлено, и король остался верен своему прежнему образу жизни. Премысл-Оттокар II (1253—1278)не менее отца был предан обычаям, занесённым из соседней Германии, но в то же время ревностно занимался государственными делами. Он два раза (1254-55, 1267-68) отправлялся в поход на пруссов-язычников и этим содействовал распространению немецкого владычества в Восточной Европе. Пользуясь междуцарствием в Германии и вымиранием княжеских родов в соседних землях, он значительно увеличил свои владения. Ещё при жизни отца он сделался герцогом Австрийским (1251), а потом овладел Штирией (1260), Каринтией (1269) и Крайной (1270). Этими приобретениями он раздражил против себя мадьяр, с которыми ему приходилось неоднократно воевать из-за обладания тремя последними землями, и вызвал опасения и неудовольствие среди немецких князей. Когда в Германии был избран королём Рудольф Габсбургский (1273), началась борьба между ним и Оттокаром, окончившаяся смертью последнего и потерей всех захваченных им ленов империи (битва на Моравском поле, у Дюрренкрута, 26 сентября 1278 г.). За малолетством Вацлава II (1278—1305), сына и преемника Оттокара II, правителем государства был в течение 5 лет Оттон Бранденбургский, его родственник. Эти годы были особенно несчастливы для Ч.: правитель грабил и разорял страну, а страшный голод и мор подорвали в корне благосостояние населения и почти обезлюдили Ч. Восстановлению порядка значительно способствовал Рудольф: он настоял на освобождении Вацлава из-под тягостной опеки Оттона, женил короля на своей дочери и помог ему справиться со своевольным отчимом, паном Завишей из Фалькенштейна, и его союзниками. Большие доходы от Кутногорских серебряных рудников дали возможность королю с 1300 г. чеканить полновесные пражские гроши. На копу, равную по весу кёльнской марке или гривне (233,85 граммов), приходилось первоначально 60 грошей. Вацлаву удалось добиться верховной власти сначала над князьями Силезии, а потом он же был признан королём всей Польши и коронован в Гнезне (1300). Когда в Венгрии прекратился род Арпадов, королём был избран сын Вацлава (впоследствии король Вацлав III). Смерть Вацлава II, a затем и Вацлава III, убитого наёмным убийцей в городе Ольмюце, где король остановился с войском на пути в Польшу, развязала руки их политическим соперникам: в Польше сделался королём Владислав Локеток, а в Венгрии Карл-Роберт Анжуйский.

Со смертью Вацлава III (4 августа 1306) прекратилась мужская линия рода Премысловичей. В течение XIII века, при последних Премысловичах, произошли большие перемены в государственном и общественном быте Чехии. Первоначальным и естественным разделением территории было деление на края, число которых соответствовало приблизительно числу племенных территорий и земель. Границы округов хозяйственно-экономического управления (villicationes) и судебных округов совпадали с границами краёв. Стремясь к ослаблению племенных связей и к укреплению своей власти, чешские князья основывали новые города и учреждали как в них, так и в старых городах каштелянские уряды. Таким образом, постепенно края были раздроблены на небольшие административные округа или каштелянии. В каждой каштелянии центром был княжеский город, который обыкновенно состоял из двух частей: града, окружённого стенами, и посада (suburbium), где проживало торговое и промышленное население. Во главе городских округов или каштеляний стояли каштеляны, назначение и смещение которыхвполне зависело от усмотрения государя. Каштеляны старых городов, являясь как бы заместителями прежних племенных князей, имели некоторую военно-политическую власть над каштелянами городов, возникших позже. Денежного жалованья каштеляны не получали, а пользовались доходами от земель, приписанных к каштелянскому уряду. Города, начиная от границ государства вплоть до Праги, центра страны, были так расположены, что из одного города в другой можно было подавать сигналы огнём или дымом. Для отправления сторожевой службы в городах были сторожа (vigiles), вознаграждаемые за службу земельными наделами. Защита городов принадлежала окрестному населению, которое стекалось туда в случае вторжения врага. Возведение стен и укреплений, починка и исправление их лежали на обязанности населения, являясь одним из видов земских повинностей (munera publica), как и устройство засёк и завалов в пограничных лесах, проведение дорог, сооружение мостов и т. д. Города служили местом заключения опасных для князя или опальных людей. Свободные люди, обязанные носить оружие и составлять земское ополчение, по первому приказу государя собирались по городам и становились здесь под начальство каштелянов. Эти небольшие отряды соединялись в большие полки, от каждого края по одному, под начальствомкаштеляна старшего города. Почти все земли вблизи городов принадлежали первоначально князю. Первыми поселенцами на этих землях были военнопленные и вообще рабы. Значительную часть городского населения также составляли рабы; под надзором государевых владарей (villici), они должны были заниматься всевозможными ремёслами. В больших городах существовали отделения или мастерские, в которых обучались какому-либо ремеслу рабы и их потомки, не имевшие надлежащей подготовки. Для женщин устроены были особые отделения, подчинённые надзору опытной женщины («бабы»). В посадах проживали люди рабского происхождения; одни из них работали исключительно на государя, другие уплачивали своего рода оброк, отдавая часть вырабатываемых ими произведений. Ведя постоянные войны с соседями, чешские государи располагали огромной массой рабов, ибо все военнопленные обращались в рабство. В Х-XIII вв. Ч. была рабовладельческим рынком в Средней Европе. Некоторая часть рабов оставалась внутри страны, но их не всех поселяли в городах, а некоторых употребляли для хозяйственных работ на виноградниках, в садах, хмельниках и на государевой запашке. Иногда им давали небольшие клочки поля. Имея свои хаты и обрабатывая свои участки, пользуясь отчасти плодами своих трудов, потомки этих рабов впоследствии приобрели право владения и сделались подсоседками (subsides, gazarii). Те из рабов и их потомков, которые составляли низший служебный персонал по управлению имениями или по дворцовому ведомству (ministeriales), получали обыкновенно в надел один плуг земли. К составу этого населения постепенно стали присоединяться и свободные люди. Обычным наделом этих поселенцев был плуг земли, равный позднейшему лану; с такого надела они платили оброк по солиду ежегодно. Этот платёж назывался данью мира (tributum paci s), потому что с момента поселения на чужой земле свободные люди становились зависимыми и освобождались от обязанности вступать в ряды земского ополчения. Эта древнейшая княжеская колонизация могла развиваться благодаря тому, что в ту пору началось разложение возникших на родовой основе союзов, между которыми была поделена вся территория бывших племенных государств (околицы, села), за исключением городских округов и пограничных лесов. Борьба между отдельными чешскими племенами ещё в древнейшее время приводила к разорению одних коллективных союзов и к обогащению других. Она же способствовала возвышению и умалению отдельных личностей. Иноплеменники, взятые в плен, становились рабами, а разорённые соплеменники попадали в экономическую зависимость, которая частонизводила их также в ряды рабов. К созданию неравенства приводило также развитие торговли, способствовавшей обогащению отдельных лиц. Когда сложилась государственная организация, то приближение к государю и отправление различных административных должностей содействовало выделению из народной среды многочисленного класса людей, сумевших воспользоваться прерогативами высшей власти, принадлежавшей государю. С введением христианства, в такое же положение становятся представители духовенства и церковные учреждения. Все эти категории лиц и учреждений стали занимать пустопорожние земли и вскоре положили основание крупному землевладению. Процесс присвоения пустошей совершался в двух направлениях, сверху и снизу. Сильные члены коллективных союзов опирались при этом на право, признаваемое за ними в силу принадлежности их к составу этих союзов; служилая же аристократия, духовенство и церковные учреждения с успехом могли воспользоваться тем обстоятельством, что государи были высшими субъектами вещных прав, а потому могли разрешать присвоение пустошей. Присвоенные пространства, называемые уездами (circuitus), выходили из состава земель, находившихся в общем пользовании. Уменьшение пустопорожних земель побуждало свободных людей к выселению на земли княжеских городов и лесов. Пользуясь опытом княжеской колонизации, представители крупного землевладения стали с удовольствием принимать поселенцев и отводить им участки земли в пределах своих уездов. Недостатка в людях, желавших поселиться на чужой земле, не было. В начале XII в.замечается даже такое явление, что свободные люди по экономическим соображениям переводили свои собственные земли в разряд зависимых и отказывались от титула собственности для приобретения титула владения на правах министериалов или «гостей» (hospites). Кэтому их побуждало как уменьшение пустошей в пределах околиц, так и увеличение тяжести земских повинностей вследствие развития княжеской и панской колонизации. Вскоре панская колонизация переросла княжескую. В XII в., в эпоху княжеских смут, пришла в упадок хозяйственная деятельность князей, что выразилось в увеличении произвола и злоупотреблений каштелянов и владарей, а потому поселенцы имели веские основания для того, чтобы избегать поселения на государевых и государственных землях. Когда же, с середины X II в., стала распространяться практика выдачи иммунитетных грамот (см. Феодализм в Ч. и Моравии), в силу которых население земель, принадлежавших крупным землевладельцам, выходило из-под юрисдикции государственных чиновников, то это ещё более способствовало развитию колонизации на землях крупных землевладельцев, так как последние могли согласовать практику управления со своими экономическими выгодами. В течение XII в. они сделались опытными руководителями колонизации и сумели привлечь к делу устройства новых сел наиболее зажиточных людей из свободной народной массы. Эти последние, являясь помощниками крупных землевладельцев, получали от них участки пустошей и становились их вассалами или зависимыми шляхтичами (milites, clientes). На данных им участках они устраивали села и собственные запашки. Этот ход экономического развития привёл к тому, что уже к концу XII в. свободное сельское население стало быстро таять. Тщетно некоторые князья старались остановить опасный для государства процесс. К началу XIII в. надмассой зависимых крестьян и зависимыми шляхтичами возвышались сравнительно немногочисленные крупные или зажиточные землевладельцы. Земские повинности исчезают; земское право становится постепенно правом одной шляхты. Военная сила слагается не из ополченияземского населения, а из низшей шляхты (владык) и отрядов панов, стоящих во главе зависимых шляхтичей. Земская организация пришла в полный упадок. Когда в 1241 г. стране грозило нашествие татар, пришлось усиленно заняться укреплением городов, местечек и монастырей; к делу сооружения деревянных и каменных стен и проведения рвов привлечены были даже духовные лица и монахи. Каштеляны постепенно превратились в бургграфов, то есть из начальников территориальных округов — в начальников городских укреплений, из начальников земских отрядов — в начальников городских гарнизонов и королевской зависимой шляхты. С падением каштелянской или городской организации постепенно стало упрочиваться разделение государственной территории на края. Это разделение, основанное главным образом на старинной племенной основе, долго не могло установиться, так как ещё в начале XV в. различные ведомства государственного управления имели свои округа, границы которых то совпадали, то расходились. Не располагая денежными средствами, князья должны были вознаграждать за придворную, военную и государственную службу раздачей пустошей. Когда их запас истощился, а количество свободного земского населения уменьшилось, то с 70-х годов XII в. начинается отчуждение градских или замковых земель и завершается при короле Вацлаве I, тратившем огромные денежные средства на содержание роскошного двора и на свои удовольствия. Вскоре такая же судьба постигла и коронные имения, находившиеся под управлением владарей и расположенные преимущественно вблизи городов. В промежуток времени (около 50 лет) от царствования короля Вратислава до княжения Собеслава II поступление оброка с поселенцев, живших на княжеских землях около городов, уменьшилось в 17 раз, что свидетельствует о таком же уменьшении количества этих земель. Как быстро шло уменьшение коронных имений в XIII в., видно из того, что в конце этого века доходность сельскохозяйственных округов или владарьств выражалась ничтожными цифрами: так, например, Литомерицкое владарьство приносило дохода 40 гривен, Градецкое −90, Пильзенское — 30. Со второй половины XIII в. не было необходимости назначать особого чиновника для управления клочками королевских земель, остававшихся ещё во владении короны и разбросанных в разных краях Ч.; введена была отдача этих земель в арендноесодержание. Падение земского строя, выразившееся в уменьшении числа свободных людей, возвышении знати и разложении городской или каштелянской организации, привело также и к оскудению источников государевых доходов. Так как другие обычные источники доходов(торговые, таможенные и судебные пошлины, монетная и горная регалии, право на выморочные имущества, взимания с епископов и аббатов при назначении на должности и т. д.) были недостаточны, то с конца XII в. государи чешские должны были испрашивать у сеймов разрешение на сбор чрезвычайного прямого налога, известного под именем коллекты (collecta) или берны (от слова беру, брать). Этот финансовый кризис неизбежно должен был привести к ослаблению власти государя и переходу власти в руки знати. Подобный исход был временно предотвращён немецкой колонизацией и происшедшим в связи с ней увеличением доходов короны. К началу XIII в. в распоряжении государей оставались города и пояс лесных пространств, покрывавших пограничные горы и служивших защитой страны от нападений внешних врагов. Эти два фонда чешские государи решили использовать для пополнения своей казны. Маркграф Владислав III и его брат король Оттокар I, восстановители государственного единства, начали отводить немецким колонистам земли для основания сел и городов. Легкомысленный Вацлав I и серьёзный Оттокар II, его сын, продолжали это дело. По выражению автора хроники Далимила, король Вацлав I «сильно немцев плодил» и «свой собственный род» изгнал из села Стадицы, отводя земли для немецких колонистов. Оттокар I I из Пражского посада выгнал чехов и посадил там немцев. Таким образом началась немецкая колонизация, с успехом продолжавшаяся вплоть до гуситской поры. Мало-помалу в руки немецких колонистов попали все города Ч. Колонисты получали право самоуправления, были освобождены от всех земских повинностей и земской юрисдикции, жили и управлялись по своему немецкому праву. Они значительно способствовали успехам торговли и промышленности, а также обогащению королевской казны. Появление этих немецких колонистов не представлялось на первый взгляд опасным для государства: как скромные пахари, ремесленники и торговцы, они не могли иметь притязания на политическую роль и должны были быть благодарны чешским королям за тот кусок хлеба, в котором им отказывала родина. Так оно и было на первых порах. Когда пал в борьбе с Рудольфом Оттокар II, чешские немцы искренно оплакивали гибель этого короля, тогда как некоторые чешские паны, изменившие своему природному государю, способствовали трагическому исходу борьбы по своекорыстным соображениям. Следуя примеру государей, епископы (особенно Брунон Ольмюцкий), аббаты и паны также начали покровительствовать немецкой колонизации. Основывая на своих землях города и села немецких колонистов, паны стали строить на высоких горах замки, давали им немецкие названия и пользовалась этими названиями как фамильными прозваниями (паны из Штернберга, паны из Розенберга, паны из Ризенберга, паны из Винтерберга и т. д.). С другой стороны, завидуя обогащению королей и усматривая в немецком мещанстве такую политическую силу, в которой королевская власть может найти опору, чешская знать начала враждебно относиться к немецкому мещанскому сословию и к немцам вообще. Выразителем этого настроения чешской знати был автор хроники Далимила, написанной около 1326 г. Будучи знатного происхождения, он не скрывает своей ненависти к немцам и немецким горожанам в Ч. Упоминая об отводе королём Вацлавом немцам земель в селе Стадице, автор хроники упрекает панов за то, что они не воспрепятствовали королю это сделать и находил, что этим pá ni pod sobù vě ter podtěchu. Ďоддерживая, по экономическим соображениям, немецкую колонизацию, чешская знать, по соображениям политическим, непрерывно вела борьбу против городов, бывших центрами этой колонизации и оплотом немецкого мещанства. Нося немецкие прозвища, заимствуя немецкие обычаи, покровительствуя немецким миннезингерам, паны выступают защитниками земского права, чешской самобытности и чешского языка. Подобное одновременное служение двум противоположным течениям поставило чешскуюзнать на опасный путь, который не привёл в ближайшее время к крушению чешской государственности только благодаря сильному подъёму чешского народного самосознания в эпоху гуситских войн.

Весь XIV век в истории Ч. представляет картину борьбы знати с городами и королевской властью. После смерти Вацлава III, Альбрехт, сын Рудольфа Габсбургского, принудил чешский сейм избрать королём сына Альбрехта, Рудольфа, который женился на Елизавете, вдове короля Вацлава II. Отличаясь бережливостью, он из доходов, получаемых от Кутногорских рудников, уплачивал по 1000 гривен еженедельно в погашение коронных долгов. Когда после 10-месячного царствования он скончался (4 июля 1307 г.), чешский сейм избрал Генриха, герцога Каринтийского, супруга Анны, старшей дочери короля Вацлава II. Время правления этого короля (1307—1310) было переполнено смутами. Немецкое мещанство, обогатившись в Чехии, подняло голову и явно стало стремиться к полному политическому уравнению с панами. Для достижения этой цели пражские и кутногорские мещане захватили внезапно ночью (15 февраля 1309 г.), по предварительному сговору, земских панов, стоявших тогда во главе правительства, и держали их до той поры в заточении, пока они от имени всей знати не согласились на требования мещанства и не пообещали сыновей своих и дочерей отдать в супружество мещанским детям. Дело это вызвало негодование всей знати. Освобождённые паны, с Генрихом из Липы во главе, овладели городами и наказали изгнанием из страны выдающиеся немецкие семейства, члены которых были виновниками смелого предприятия. Победе панов содействовали несогласия среди немецкого мещанства. Король, не знавший, которой стороны ему держаться, был также изгнан из Праги, и высшую власть захватили паны. Вскоре состоялось соглашение между панами и королём, но последний окружил себя немецкими наёмниками, грабившими страну и разорявшими население. Паны обратились к тогдашнему императору Генриху VII Люксембургскому, который согласился дать им в короли своего 14-летнего сына Иоанна (1310—1346), женившегося на Елизавете, дочери короля Вацлава II. Вступая на престол, молодой король должен был выдать грамоту или привилегию (1310): он обязывался хранить права и вольности земские, не вводить никаких изменений по своему усмотрению, не требовать от подданных военной службы вне пределов государства, взимать берну только при королевском короновании и при выдаче дочерей замуж, ограничить свои права на выморочные имущества, не назначать на земские и придворные должности иностранцев, не давать им имений в Ч. и т. д. Сначала корольуправлял страной при содействии советников, данных ему отцом, но потом паны настояли на удалении их и заняли их места. Вскоре среди панов начались раздоры и открытая война (во главе одной партии стоял Генрих из Липы, во главе другой — Вильгельм Заяц из Вальдека); затем вспыхнула война всей знати с королём, который требовал возврата захваченных панами коронных имений. Столкновение окончилось не в пользу короля Иоанна (1318). С тех пор король не любил подолгу оставаться в Ч.: он появлялся там на короткое время и спешил уехать, как только успевал добыть сумму, потребную для его удовольствий, династических планов и войн. Управление страной он поручал своим наместникам из числа чешских панов, на условиях аренды или откупа. Питая нерасположение к своей жене Елизавете, король отдал старшего сына своего, 7-летнего Вацлава, на воспитание своей сестре, бывшей замужем за французским королём Карлом IV, в честь которого молодой принц получил имя Карла. Несколько улучшилось положение дел в Ч., когда король Иоанн в 1333 г.поручил управление этому своему сыну, с титулом моравского маркграфа. Внешняя политика короля была удачна и привела к увеличению чешских владений (присоединение Верхней Лузации, получение от империи Хебской или Эгерской области на условиях залогового права, подчинение владетелей почти всей Силезии верховной ленной власти чешского государя). Его стараниями большинство курфюрстов избрало его сына Вацлава-Карла IV императором германской империи (11 июля 1346 г.). Король Иоанн принимал деятельное участие во всех европейских дипломатических и военных предприятиях своего времени и пал смертью героя в битве при Креси (26 августа 1346 г.). Карл I (1346-78), как король Ч. (он же Карл IV, как император Германии), содействовал процветанию своей наследственной земли вовсех отношениях. Ещё при жизни отца он добился у папы Климента VI изъятия Ч. из зависимости от майнцского архиепископа; в Праге была учреждена архиепископская кафедра, которой были подчинены епископства ольмюцкое и новооснованное литомышльское. Владея в совершенстве пятью европейскими языками, получив широкое образование, друг Петрарки, Карл основал в Праге знаменитый университет (1348), первый в средней и восточной Европе. Его заботы о безопасности и об улучшении путей сообщения, его постройки (Пражский бург, величественный собор св. Вита, замок Карльштейн, мост в Праге и др.), старания распространить виноделие, правильное лесное и рыбное хозяйство, основание нового города в Праге, покровительство торговле и промышленности — все это способствовало необыкновенному подъёму экономического благосостояния страны. Карл I значительно расширил владения чешской короны (приобретение земель, имений и городов в Верхнем Пфальце, Тюрингии и Саксонии, укрепление верховной власти над всей Силезией, присоединение Нижней Лузации и Бранденбургского маркграфства). Все это было достигнуто мирными путями: договорами, покупкой и брачными союзами. Ставя главной своей целью укрепление королевской власти в Ч., Карл издал закон о порядке престолонаследия (1348): трон наследует всегда старший сын короля; женщины наследуют только за отсутствием мужских представителей рода; в случае прекращения рода в мужской и женской линиях, трон завещается по избранию сейма. Избирательное право сейма было подтверждено и в знаменитой Золотой булле 1356 г. Незадолго до своего коронования короной чешской (1347) Карл приказал приготовить новую корону, которая и поныне известна под именем короны св. Вацлава. Ещё при жизни отца Карл принимал все меры к возврату и выкупу коронных имений из рук панов, о которыхв своей автобиографии он говорит, что «они сделались тиранами и нисколько не уважали короля, ибо поделили между собой государство». Однако, Карлу приходилось считаться с оппозицией могущественных панов и делать им уступки. Когда был изготовлен проект свода земского права (Majestas Karolina), в котором сказывалось стремление к увеличению судебной и финансовой власти короля и к уменьшению компетенции земского суда, то паны добились того, что король отказался от мысли о введении его в действие и вынужден был объявить о нечаянном будто бы сожжении оригинала проекта. Несмотря на своё французское образование, Карл с истинной любовью относился к чешскому языку и придавал значение племенному происхождению чехов. Для монахов, призванных им из Хорватии, он основал в Праге монастырь, а от папы получил позволение ввести в нем литургию на славянском языке. Заслуги Карла стяжали ему наименование «отца родины». Вацлав (Венцеслав) IV (1378—1419), ещё при жизни отца коронованный короной чешской (1363), а затем и императорской (1376), получил Ч., Силезию, часть Лузации и мелкие владения короны чешской в Германии, а остальные земли были отданы другим членам Люксембургского рода. Первые годы царствования Вацлава (до 1393 г.) были продолжением счастливого времени Карла I. В 1387 г., при его содействии, брат его Сигизмунд, маркграф Бранденбургский, приобрёл корону Венгрии. Смуты начались со ссоры короля с архиепископом Яном из Йенштейна, который противодействовал намерению короля основать кладорубское епископство. Ссора эта сопровождалась насилиями со стороны короля и утоплением, по его приказу, генерального викария Яна из Помука. Вражда с духовенством и честолюбивые замыслы родного брата Сигизмунда и двоюродного Йоста, маркграфа Моравского, соединившихся с недовольными панами, стремившимися ограничить королевскую власть и захватить все должности в свои руки, породили в стране десятилетние смуты, приведшие к торжеству панов и лишению короля Вацлава императорской короны (в 1400 г.). Курфюрсты избрали императором Рупрехта, пфальцграфа Рейнского, а после его смерти — Сигизмунда, брата Вацлава. За помощь, оказанную ему в приобретении короны Германии, Сигизмунд отдал маркграфство Бранденбургское, на условиях залогового права, Фридриху Гогенцоллерну, бургграфу нюрнбергскому. Третий период царствования короля Вацлава (с 1403 г.) и все почти время царствования короля Сигизмунда (1419—1437) ознаменованы гуситским движением и войнами чехов со всей католической Европой (см. Гус, Иероним Пражский, Жижка, Прокоп Голый или Великий, Табориты, Пражане, Богемские братья, Констанцский и Базельский соборы, Сигизмунд Корибут). Время правления королей Люксембургского дома является порой особенного распространения в Ч. немецкого права, усиления политического могущества знати и установления сословной монархии. Поселенцы на чужой земле (hospites), какими сделались почти все чешские крестьяне в течение XII—XIV вв., были наследственными арендаторами занимаемых ими наделов, которые поэтому назывались дединами. Эти колонисты или дедичи жили на условиях обычного славянского права. Дедичи не имели права отчуждения своих участков, но и землевладельцы не могли удалять их с земли. Землевладелец, в качестве собственника дедичных земель, мог продать, заложить, пожертвовать последние, но без нарушения прав дедичей. При таких сделках менялся только субъект права собственности, а ограничение её в пользу дедичей (jus in re aliena) оставалось в прежней силе. Другое существенное ограничение права собственности заключалось в том, что землевладелец не мог возвышать платежей и повинностей, раз и навсегда установленных. В старину взимали по солиду от плуга земли, но в XIII в. платежи значительно увеличились, в зависимости от наплыва немецких колонистов. Самый факт призыва последних обуславливался вовсе не недостатком туземных колонистов, а желанием короля и других землевладельцев повысить поземельную ренту на тот уровень, который сделался обычным в Германии. При отсутствии права на повышение платежей с дедичных земель, с конца XIII в. стала устанавливаться практика отдачи опустевших участков на условиях временной аренды, то есть до момента отказа со стороны землевладельца (de gracia domini, ad voluntatem domini). Не ограничиваясь этим, землевладельцы стали в XIV в. усиленно стремиться к введению в сёлах так называемого эмфитевтического или немецкого права. При заключении договоров об отдаче имуществ в наследственную аренду на условиях этого права, землевладелец «продавал» имущество, а крестьянин, называемый оккупатором, его «покупал». Поэтому и самое право справедливо известно было под именем закупного права (Kaufrecht, по-чешски — закупа). С первого взгляда могло показаться, что при введении немецкого права происходило значительное улучшение положения крестьян, бывших наследственными арендаторами чужой земли по дедичному праву: они приобретали право распоряжения своими наделами, то есть могли их продавать, дарить, обменивать, закладывать и т. п. По выражению одной грамоты, они распоряжались имуществами, находившимися в их владении, как бы своей собственностью. Однако, это не была собственность, так как право распоряжения было обставлено рядом обязательных условий: 1) оккупатор должен был получить согласие и разрешение землевладельца на юридическую сделку; 2) дозволены были только такие договоры, которые не изменяли титула владения; 3) заключение договоров подобного рода разрешалось лишь с людьми равного социального положения. Право собственника стояло гораздо выше права владельца. Землевладелец сохранял право выкупить имущество, отданное на условиях немецкого права. Владельцев или оккупаторов можно было удалить: с их стороны не допускалось никаких возражений, если только им была уплачена соответственная денежная сумма. Так как при определении этой суммы не были принимаемы во внимание улучшения, произведённые на чужой земле оккупатором, то меры кподнятию доходности земель были не согласны с интересом оккупатора, ибо могли только побудить землевладельца воспользоваться принадлежавшим ему правом выкупа. Выкупная сумма была тождественна с суммой, полученной землевладельцем от оккупатора при заключении договора аренды по немецкому праву. Эта сумма, которую можно назвать закупным платежом, не представляла стоимости или оценки имущества, а по своему характеру ближе подходила к современному задатку (платёж оккупатора при заключении договора назывался по-латыни arra или arrha, по-немецки Anleit, по-чешски «закуп»). Каким важным моментом при заключении договора наследственной аренды был этот закупный платёж, видно из того, что самое немецкое право называлось довольно часто одним из терминов, усвоенных для обозначения закупного платежа. В разных краях Ч. и даже в пределах того же края, а иногда и имения, закупный платёж взимался не в одинаковом размере, в зависимости от плодородии земли. Минимальный размер этого платежа составляла сумма в 2-5 коп с одного лана. Так как в XIV в. с одного чиншевого лана землевладелец получал обыкновенно 1-2 копы оброка или чинша, а в зависимости от этого цена чиншевых земель определялась по капитализации из 10 % в сумме 10-20 коп за один лан, то 2-4 копы закупного платежа представляли собой удвоенный оброк или чинш и равнялись 20 % стоимости земли. Эти нормы применялись по отношению к средним землям, то есть таким, которые не отличались ни особенным плодородием, ни особенной скудостью. По свидетельству грамот XIV в., вводя немецкое право, землевладельцы имели в виду улучшение общего состояния земель и мелиорацию их, установление более строгих и определённых правил взыскания оброков и приведение последних к некоторой однообразной системе. Таким образом, мелиорация была односторонняя, направленная к выгоде землевладельцев. Другим, довольно обычным мотивом к введению нового права было желание землевладельцев уплатить свои долги суммами, поступавшими от крестьян в виде закупных платежей. При введении немецкого права дело шло не о том, чтобы вложить капитал в землю, а, наоборот, был отыскан путь для усиленного извлечения всех соков из земли. Обессиливая крестьян и оттягивая капиталы от земли, введение немецкого права в том виде, как оно применялось в XIV в., являлось ловкой финансовой мерой, при помощи которой землевладельцы успели заполучить в свои руки народные сбережения и, естественно, захватили в свои руки всю политическую власть в стране. Почти вся их масса слагалась из людей трёх сословий (духовенство, мещане и шляхта). Органом политического их влияния и участия в управлении страной был земский сейм, в котором паны или высшая шляхта и прелаты заседали поголовно, а мещане и владыки (то есть низшая шляхта) — в лице своих представителей. Гуситское движение лишило духовенство политического значения, так как места прелатов долго оставались незамещёнными, а земли и имения, принадлежавшие прелатам и монастырям, были захвачены шляхтой. Первое упоминание об участии представителей городов на земских сеймах относится к 1281 г. (cives munitarum civita t um). В 1306 г. паны и горожане участвовали в избрании короля Рудольфа, после прекращения мужской линии рода Премысловичей. При Иоанне Люксембургском горожан не приглашали на сеймы; прелаты и королевские города для голосования берны были обыкновенно приглашаемы на особые съезды. Со времени Карла I устанавливается обычай приглашать на сеймы представителей городов. Разделение шляхты на высшую и низшую существовало ещё в XII в., но не облекалось в корпоративные формы: даже в XIII и отчасти в XIV в. всякий владыка, если ему удавалось достигнуть высшей должности в государстве или приобрести большие имения, считался паном. Процесс образования двух высших сословий закончился, по-видимому, при Карле I и с полной очевидностью сказался при его преемнике, когда паны стали стремиться к захвату в свои руки всех государственных должностей и учреждений. Важнейшие судебные дела ещё в первую половину XIII в. рассматривал земский сейм, в определённые дни, совместно с высшими придворными чиновниками. Из этого сеймового суда приОттокаре II произошёл земский суд, в качестве как бы постоянной судебной комиссии сейма. Представителем этого суда был король, а непременными его членами — четыре высших должностных лица: высший бургграф, высший коморник, высший судья и высший писарь. Кроме того, в заседаниях суда должны были принимать участие 12 панов или, в крайнем случае, не менее семи. В исключительных случаях уже в XIV в. принимали участие в судебных заседаниях и владыки. Прения сторон в этом суде, как и в других земских судах, обязательно велись на чешском языке. Все споры о владении свободными имениями и все иски об убытках и взыскании долгов на сумму, превышающую 10 коп, подлежали решению этого суда. Он же был высшей апелляционной инстанцией для всех прочих судебных мест, а его решения обжалованию не подлежали. Постановления высшего земского суда являлись высшим источником и зеркалом чешского земского права. В судебные книги, заведённые со времени возникновения этого суда и известные под именем «земских досок» (terrae tabulae, dsky), наряду с судебными решениями и постановлениями были вносимы записи о гражданских сделках и договорах. Ссылка на запись в этих книгах имела решающее значение, исключая собой свидетельские показания, если только не возбуждалось сомнения в подлинности самойзаписи. Вполне понятны, поэтому, стремления панов, направленные к удержанию исключительно в своих руках земского суда, а равно желание членов низшей шляхты или владык добиться права заседания в этом суде. Эти противоположные стремления с особенной силой проявились при короле Вацлаве IV. Обратив некоторые придворные должности в наследственные (стольниками были обыкновенно паны Зайцы из Газенбурга, чашниками — паны из Вартенберга, маршалами — паны из Липы), паны с неудовольствием смотрели на попытку короля Вацлава IV назначать на высшие должности и в члены королевской думы владык и мещан. Им удалось с оружием в руках добиться того, что король грамотой 30 мая 1395 г. обещал управлять страной при содействии «панской думы» и назначать на должности лишь природныхпанов, из среды которых замещать и места заседателей в земском суде. Однако, эта попытка превратить земский суд в панский судебный орган не удалась. Король Сигизмунд в 1437 г. установил, что в составе земского суда, кроме высших должностных лиц, должны заседать 12 панов и 8 владык. В данном случае владыки были призваны к участию не в качестве членов шляхты, а как члены особого сословия, менее знатного, чем паны. Таким образом, в начале XV в. вполне устанавливаются три государственных сословия: паны, владыки и мещане, то есть слагается сословная монархия, главным органом которой был земский сейм. Эта сословная монархия не имела глубоких и прочных корней, так как огромное большинство (почти все сельское население) лишено было политических прав. С другой стороны, паны, своекорыстно преследуя свои выгоды, с неудовольствием взирали на соучастие в управлении государством двух других сословий. Олигархические стремления панского сословия определённо проявились в последующей истории Ч. и привели к упадку сословной монархии, начавшемуся со времени вступления на престол чешский Габсбургской династии, в лице Фердинанда I.

После смерти Сигизмунда королём чешским был избран Альбрехт (1438—1439), герцог австрийский, на основании наследственного права, принадлежавшего его супруге Елизавете, дочери Сигизмунда. За Альбрехта стояли руководимая Ульрихом из Розенберга католическая партия и партия умеренных утраквистов или подобоев, во главе которых стоял Мейнгард из Нейгауза. Партия стойких утраквистов, с Гинком Птачком из Пиркштейна во главе, соединившись с остатками таборитов, была враждебно настроена против короля и мечтала о призвании на престол Казимира, брата польского короля Владислава III. Только опасность, угрожавшая Европе со стороны турок, и смерть короля воспрепятствовалиоткрытию войны между враждебными партиями. Родившийся после кончины короля Альбрехта его сын Владислав долго не мог вступить в управление наследственными своими землями и находился на воспитании у своего дяди Фридриха, герцога Штирийского, впоследствии императора германского. В течение 13 лет в Ч. было бескоролевье (1439-52). Власть находилась в руках гетманов, избираемых каждым краем. Куримский, Чаславский, Хрудимский и Градецкий края, в которых господствовала партия стойких утраквистов, вступили в тесныйсоюз, избрав верховным гетманом пана Птачка. Прага находилась во власти пана Мейнгарда, главы умеренных утраквистов, склонявшегося на сторону соединения с католической партией. Когда умер пан Птачек, добившийся провозглашения Яна из Рокичан, уже избранного в архиепископы, высшим управителем духовных дел в 4 восточных краях, то его преемником по должности верховного гетмана был избран пан Юрий (Георгий) из Подебрад. Не добившись у папы утверждения Яна в сане архиепископа и подтверждения компактатов (см.), ау Фридриха III — отпуска в Ч. малолетнего Владислава, партия Юрия взялась за оружие. 3 сентября 1448 г. Прага была взята Юрием; Мейнгард попал в плен и вскоре скончался. Первым результатом этой победы было признание Яна главой всех утраквистов в Ч. На сейме 1452 г. Юрий единогласно был избран правителем всей страны. Силой оружия он заставил подчиниться этому решению сейма пана Ульриха, стоявшего во главе католической партии, а также таборитов; последние вынуждены были принять церковные обряды утраквистов иотказаться от крайностей своего вероучения. Оказав услугу императору Фридриху III в борьбе против восставших австрийских чинов, Юрий добился также отпуска в Ч. молодого Владислава, который в конце 1452 г. прибыл в Ч. В течение кратковременного царствования Владислава управление страной оставалось в руках Юрия. Когда Владислав умер (23 ноября 1457 г.), королём был избран сам Юрий (1458-71; см.). Этому избранию не противились даже паны и города католической партии. Опираясь в своей политике на утраквистов и поддержку владык и мещан, Юрий способствовал восстановлению значения королевской власти, правильной деятельности государственных учреждений и судов, оживлению учёной деятельности пражского университета, процветанию торговли и промышленности. По характеру иуспеху внутренней политики, его царствование является как бы повторением блистательной эпохи короля Карла. Как и Карлу, Юрию пришлось бороться с панами: руководимые Зденком из Штернберга, они заключили между собой 28 ноября 1465 г. так называемый Зеленогорский союз и начали действовать в союзе с папской курией, тогдашним злейшим врагом чешского народа. Все старания Юрия добиться утверждения со стороны папской власти компактатов не имели успеха. Папа Пий II объявил (1462) компактаты уничтоженными и требовалот короля безусловного подчинения авторитету римской церкви, а когда Юрий энергично против этого протестовал, защищая принцип религиозной свободы, наследие гуситской эпохи, то папа Павел II объявил его еретиком, лишённым королевского сана, и предложил чешскую корону Матвею Корвину, мадьярскому королю, бывшему прежде другом и союзником короля Юрия. Борьба с панами и их союзником Матвеем Корвином не дала Юрию возможности осуществить его широкие политические замыслы и упрочить внутренний порядок. С этого времени начинает распространяться новое религиозное учение, последователи которого известны под именем чешских и моравских братьев (см. Богемские братья). По указанию короля Юрия, его сторонники избрали на престол чешский Владислава II (1471—1516), старшего сына польского короля Казимира. Этот король из рода Ягеллонов был безвольный и слабый человек. На все у него был один ответ: «хорошо, хорошо», а потому его насмешливо прозвали král dobre. Король мадьярский Матвей Корвин не оставлял притязаний на корону чешскую; война с переменным счастьем продолжалась до 1478 г., когда, по заключённому в Ольмюце миру, Моравия, Силезия и Лузация перешли в пожизненное владение Матвея Корвина, и только одна Ч. досталась Владиславу. Единство государственной территории было восстановлено только после смерти короля Матвея, когда чешский король Владислав II был избран королём мадьярским (1490). С той поры король изредка посещал Ч., а проживал по большей части в Будапеште. Ожидания утраквистов, избравших Владислава, не оправдались: король обнаруживал склонность к сближению с католической партией, компактаты по-прежнему не были признаны папской курией, временный разрыв с католической церковью грозил превратиться в постоянный. Между тем, после смерти Яна из Рокичаны, последовавшей за несколько недель до кончины короля Юрия, в среде утраквистов стали проявляться различные настроения, обусловленные отчасти недостатком рукоположённых священников. Партия умеренных утраквистов, подчинявшаяся авторитету Яна, теперь жаждала полного примирения с римской курией ценой каких бы то ни было уступок. Католическая партия подняла голову: паны этой партии всячески теснили утраквистов. В Праге произошло восстание, сопровождавшееся насилиями над приверженцами католической партии. Чешские утраквисты заключилимежду собой союз в защиту своей веры (1483). Король выступил посредником между религиозными партиями, и на сейме в Кутной горе произошло соглашение на условиях полной равноправности. То же колебание обнаружил король Владислав II во время взаимной борьбы чешских государственных сословий. После Кутногорского соглашения паны обеих партий возобновили старую распрю с владыками из-за порядка замещения судебных мест. Спор этот закончился решением короля (1487), подтвердившим установленное королём Сигизмундом распределение заседательских мест в земском суде между представителями панского и владычного сословий. Десять лет спустя последовало соглашение между этими двумя сословиями относительно высших государственных должностей: было решено, что должности бургграфа Пражского, гофмейстера, маршала, коморника, земского судьи и канцлера должны быть замещаемы лицами панского сословия, а владыкам были предоставлены должности земского писаря, подкоморника и бургграфа Градецкого края. В 1500 г. установлен был принцип несменяемости высших должностных лиц; только управление финансами осталось в руках короля, да и в этом отношении последовали ограничения королевской власти. При таком положении власть принадлежала не королю, а двум земским сословиям. Это ослабление королевской власти было пагубно для общественного блага, так как высшие сословия не были проникнуты духом патриотизма и преследовали свои эгоистические цели. Наиболее пострадало сельское население. Различными постановлениями сеймов и земского суда крестьяне лишены были права подавать в общие судебные места жалобы на своих землевладельцев и установлено право иска о возврате крестьян, самовольно покинувших свои участки. Прежние юридические договоры между землевладельцами и крестьянами остались без всякой защиты со стороны государства; крестьяне были лишены даже тени свободы и прикреплены к земле. В конце XV в. землевладельцы обременяли крестьян различными нововведенными барщинными работами и позволяли себе всякие насилия и явное нарушение права и законности: «такого бесправия, — писал один современник (Викторин из Вшеграда), — не допускают ни турки, ни другие безбожники». В то же время шляхта нарушала торговые и промышленные привилегии городов, нарушала юрисдикцию городских судов и даже решилась отнять у городов право голоса на земских сеймах. Паны и владыки на сейме 1500 г. без участия представителей городов приняли «Земское уложение» короля Владислава. В этом первом чешском своде законов домогательства шляхты нашли полное выражение. Тогда началась война шляхты и городов. Хотя, при посредничестве пана Вильгельма из Пернштейна, между сословиями произошло соглашение (1508), в силу которого шляхта признала за городами право третьего голоса на сеймах, но все-таки война продолжалась из-за вопросов о юрисдикции и промышленных привилегиях. Во главе шляхты стоял пан Зденек Лев из Рожмиталя, занимавший с 1507 г. должность бургграфа Пражского, а вождём союза городов был сначала Варфоломей Мюнстербергский, внук короля Юрия, а после смерти Варфоломея — его двоюродный брат Карл. Борьба шляхты с городами ещё продолжалась, когда умер король Владислав II и на престол вступил его 10-летний сын Людовик (1516-26), коронованный ещё при жизни отца (1509) и признанный также королём в Венгрии, где он и проживал. Хотя опекунами малолетнего короля состояли император Максимилиан I и польский король Сигизмунд, но власть в Ч. находилась в руках пана Зденка из Рожмиталя, который, вместе с другими сановниками, расхищал коронные доходы. На сейме 1517 г. состоялось так называемое Святовацлавское соглашение между шляхтой и городами, по которому обе стороны сделали взаимные уступки. Злоупотребления по управлению финансами и коронными имуществами побудили короля устранить пана Зденка и его друзей, занимавших высшие должности. Уезжая обратно в Венгрию, король передал высшую правительственную власть Карлу, князю Мюнстербергскому. Один из новых правителей был сторонник учения чешских братьев, а некоторые из них — приверженцами учения Лютера, которое стало проникать в Чехию и быстро распространяться среди утраквистов, недовольных настроениями в их церкви, обусловленными отсутствием высшей иерархии и упорством папской курии в непризнании компактатов. Как только обнаружилось стремление новых правителей содействовать успехам протестантизма, король снова назначил Зденка верховным правителем страны, а его сторонникам возвратил отнятые должности (1525). Когда Людовик погиб в битве с турками при Могаче (29 августа 1526 г.), спокойствие в стране, волнуемой политическими и религиозными раздорами, было нарушено враждой двух партий (Розенбергской и Рожмитальской), собиравшихся с оружием в руках решать вопрос о наследстве богатого пана Петра из Розенберга, завещавшего свои имения пану Зденку из Рожмиталя, вопреки законным правам ближайших родственников. Своекорыстная политика двух высших сословий, завистливое отношение их к городам, порабощение крестьян — таковы были тёмные стороны чешской сословной монархии, при наличности которых она не могла правильно развиваться. Борьба религиозных партий могла только ускорить её гибель. В царствование Фердинанда I Габсбурга (1526—1564), супруга Анны, дочери короля Владислава II, избранного сеймовой комиссией (состоявшей из 24 человек, по 8 от каждого сословия) и давшего государственным сословиям запись, что он вступает на престол не по праву наследственному, а в силу избрания, ясно обнаружились признаки упадка сословной монархии и приближения эпохи абсолютизма. Приняв на себя обязательство уплатить коронные долги, Фердинанд достиг того, что сословия отказались от вмешательства в управление финансамии от назначения членов финансового совета, предоставив королю пользоваться услугами даже иностранцев. Кроме того, он склонил сейм признать наследственное право его рода на чешский престол и отказаться от обычая составлять партизанские партии и соглашения, а равно выговорил себе исключительное право созыва сеймов и областных съездов. Борьба религиозных партий в Праге дала королю возможность воспретить в Праге и других королевских городах какие бы то ни было собрания и сходки, созываемые без предварительногоразрешения короля. Недостаток обычных источников коронных доходов и войны с турками побуждали короля постоянно испрашивать у сейма разрешения на сбор берны, вследствие чего этот чрезвычайный налог постепенно стал превращаться в постоянный или ежегодный. Когда во время страшного пожара 2 июня 1541 г., уничтожившего большую часть Малой Стороны и Градчин, сгорел Пражский замок и погиб почти весь судебный архив земского суда, король настоял на уничтожении прежней своей записи и внесении новой, в силу которой королева Анна была признана, согласно с законом императора Карла IV, наследницей чешской короны. Фердинанд не желал признавать другие исповедания, кроме католического и утраквистского, хотя большая часть утраквистов перешла в ряды чешских братьев и последователей учения Лютера и стремилась к захвату в свои руки консистории, главного органа церковного управления утраквистов, чему Фердинанд настойчиво препятствовал. Прага и другие города, паны и владыки, последователи учения чешских братьев и Лютера, составилисоюз и решились помогать германским протестантам в их борьбе с императором Карлом V, братом Фердинанда. Католическая партия осталась верной королю. Чешские протестанты действовали нерешительно и не сумели оказать помощи Шмалькальденскому союзу. Поражение немецких протестантских князей при Мюльберге (1547) решило судьбу восстания в Ч. Гнев короля обрушился главным образом на города. У городов было отнято право третьего голоса на сеймах, с оговоркой, что если впоследствии оно будет восстановлено, то представители оставшихся верными королю трёх городов (Пильзен, Будеёвице и Устье) будут занимать первое место после пражан. Многие права и привилегии городов были отменены, наложены денежные пени и отобраны некоторые имения и доходные статьи; в города назначены были королевские гетманы или рихтари, с широкими полномочиями; в Пражском бурге учреждён королевский апелляционный суд для всех городских общин, тогда как прежде апелляционной инстанцией для других чешских городов были городские суды в Пражских общинах и Литомерице. Всеми этими мерами нанесён был тяжкий удар городскому самоуправлению и политическому положению городов. Возвращая потом городам право третьего голоса на сеймах, король обусловил пользование этим правом своим усмотрением. С этого времени земские сеймы теряют своё прежнее значение. Фердинанд созывал сеймы для разрешения поставленных им вопросов и предложений, а затем немедленно их распускал, не допуская рассмотрения дел, возбуждаемых по инициативе самих государственных чинов. Одновременно с принятиемрешительных мер, направленных против городов, король начал гонения против чешских братьев, требуя от них присоединения к католикам или утраквистам, а в случае нежелания — выселения из страны. Чтобы усилить католическую партию, Фердинанд пригласил в Прагу орден иезуитов, основал для них коллегиум св. Климента (1556) и восстановил архиепископство пражское. Тесня лютеран, которые стремились захватить в свои руки управление церковными делами утраквистов, Фердинанд добился от Тридентского собора дозволения причащения под двумя видами. Это разрешение состоялось слишком поздно: почти все утраквисты успели перейти в ряды чешских братьев или лютеран. Император Максимилиан II (1564—1576) наследовал от отца земли чешской и мадьярской короны. Отличаясь веротерпимостью, он дозволил лютеранам на сейме 1567 г. руководиться не компактатами, а словом Божиим, но в то же время не давал им места в консистории утраквистов и отказал чешским братьям в признании их братства. Неоднократно добиваясь, без успеха, введения в Ч. Аугсбургского исповедания, лютеране, по соглашению с чешскими братьями, представили императору на сейме 1575 года «чешское исповедание» и проект о церковном управлении: по их мысли, следовало учредить самостоятельную протестантскую консисторию, с администратором во главе, и избрать для защиты консистории и их исповедания особых дефензоров. Максимилиан ограничился устным заявлением о предоставлении протестантским панам и шляхте права избрать 15 дефензоров. Протестанты в городах не были изъяты из-под управления прежней консистории; общины чешских братьев и их учение остались по старине вне покровительства закона. Император Рудольф (1576—1611), старший сын Максимилиана II, наследовал чешские и мадьярские земли и герцогство австрийское. Это был слабый и больной человек. Равнодушно относясь к государственным делам, Рудольф, по недоверию к людям, не хотел предоставлять власти и другим. При своём дворе в Праге он содержал художников и учёных, но науки и искусства были для него только забавой. Не преследуя протестантов, он отвечал отказом на просьбы их о распространении на города прав «чешского исповедания». Иезуиты основали в городе Крумлове вторую коллегию и пользовались покровительством могущественных католических панов, из которых иные прибегали даже к насильственным мерам для распространения католицизма в своих имениях. В 1602 г. был издан королевский указ против пикардов, как в насмешку называли чешских братьев. Тщетно протестантская партия требовала отмены этого указа на сейме следующего года. Обстоятельства изменились, когда брат императора, Матвей, начал стремиться к устранению Рудольфа и захвату власти. В начале 1608 г. Матвею удалось склонить австрийские и мадьярские сословия к заключению враждебной императору Пресбургской конфедерации. Затем он вторгнулся в Ч. и потребовал от Рудольфа отречения от власти. Чешский сейм предъявил императору изложение своих требований и желаний, в 25 статьях, из которых одна касалась религиозных вопросов. Император без колебания согласился утвердить все статьи, кроме последней, утверждение которой он отсрочил до ближайшего сейма. Благодаря этой уступчивости, ему удалось отклонить чешские сословия от перехода на сторону Матвея. Согласно обещанию императора, протестанты на сейме 1609 г. потребовали узаконения «чешского исповедания», передачи в их руки консистории утраквистов и пражского университета. Император, по настоянию своих католических советников, отказал в этом требовании и распустил сейм. Протестанты изложили свои прежние жалобы в форме королевской грамоты, собрали войско и силой принудили Рудольфа подписать эту «грамоту величества» (9 июля 1609 г.). Захватив в свои руки консисторию и университет, избрав дефензоров, по 10 от каждого из трёх сословий, протестанты образовали государство в государстве. При содействии наёмного войска, Рудольф сделал попытку смирить чешских протестантов, но она окончилась низложением Рудольфа и избранием на чешский престол Матвея (1611-19). Это увеличило смелость чешских государственных сословий. В числе требований, предъявленных Матвею незадолго до коронования, были такие, как право созыва, без королевского позволения, съездов, сбор войска с общего решения, разрешение союза с германскими протестантскими князьями. Дух сословной оппозиции, подавленной королём Фердинандом I, снова начал проявляться с небывалой силой. Так как король не был склонён удовлетворить желания сословий, то сейм неоднократно отказывал в разрешении сбора берны на военные надобности. Подобное настроение обнаруживалось и в других землях, принадлежавших Габсбургам. На созванном в августе 1 614 г. сейме государственных чинов всех Габсбургских земель (в городе Линце) и на чешском сейме 1615 г. в Праге правительство встретило отпор своим начинаниям. Матвею, однако, удалось добиться признания наследником всех Габсбургских земель Фердинанда Штирийского, внука Фердинанда I (1617). Протестантские государственные сословия стали явно стремиться к захвату всей власти и полному ограничению королевских прерогатив. Когда аббат бревновский приказал закрыть протестантский храм в Брумове, а архиепископ пражский распорядился об уничтожении кирхи, построенной в местечке Гробах, протестанты усмотрели в этом нарушение «грамоты величества», хотя прелаты в данном случае пользовались своими правами как землевладельцы. Дефензоры созвали в Праге съезд и открыли переговоры с наместниками короля, окончившиеся тем, что 23 мая 1618 г. вожди движения (душой его был граф Турн) ворвались в залу Пражского бурга, где заседали наместники, и, после бурного объяснения, двух из них (Ярослава из Мартиниц и Вильгельма Славату), а также секретаря их, Филиппа Фабриция, выкинули из окна в замковый ров глубиной около 5 1/2 саженей. Счастливый случай спас всех троих от смерти. 24 мая организовано было временное правительство 30 директоров, а 25 мая постановлено было собирать войско, начальство над которым вручено графу Турну. Иезуиты, архиепископ и аббат бревновский были изгнаны; временное правительство завязало сношения с протестантскими князьями Германии. Больной король Матвей колебался и вёл с вождями восстания бесполезные переговоры, ноФердинанд выслал в Ч. войска под начальством Генриха Дампьера и Карла Бюкуа. Так началась Тридцатилетняя война (см.). 20 марта 1619 г. скончался Матвей. Преемник его Фердинанд (1619—1637), издав 6 апреля реверс, которым подтверждал грамоту величества и земские права, предложил временному правительству выслать в Вену своих уполномоченных для переговоров. Чехи ответили на это отправлением в Австрию войска графа Турна, который, соединившись с венскими протестантами, осадил Фердинанда в самой Вене. Неожиданноеприбытие отряда, посланного Дампьером, освободило императора. 26 августа чехи избрали королём Фридриха Пфальцского. Он оказался неспособным правителем и вызвал против себя неудовольствие тем, что окружал себя иностранцами, выказывал, как кальвинист, большое пристрастие к чешским братьям и обратил чтимый народом собор св. Вита в кальвинскую молельню. Между тем, император Фердинанд приобрёл союзников в лице баварского герцога Максимилиана, главы германской католической лиги, и саксонского курфюрста Иоанна Георга, домогавшегося короны чешской и обиженного предпочтением, оказанным Фридриху. Король польский Сигизмунд III также послал помощь императору. Осенью 1620 г. войска католической лиги, под начальством Максимилиана и Тилли, соединились с Бюкуа и вошли в Ч.Решительная битва произошла на Белой горе, близ Праги. Чешское войско, состоявшее под главным начальством князя Христиана Ангальтского, было разбито наголову (8 ноября 1620 г.), а Фридрих Пфальцский, прозванный в насмешку «зимним королём», поспешил бежатьиз Ч.

История Чехии в эпоху абсолютной монархии

По вине правящих сословий, постоянно забывавших во время столкновений с королевской властью из-за своих интересов о государственной пользе и общественном благе, Чехия неоднократно переживала годины бедствий и подвергалась тяжким испытаниям. Исходом битвы при Белой горе решена была судьба в Чехии протестантизма и сословной монархии. В побеждённых Фердинанд видел не только еретиков, но и давнишних врагов королевской власти. Некоторые из главных участников восстанияпокинули родину вскоре после Белогорской битвы, боясь мести короля, но остальные остались, доверившись успокоительным обещаниям герцога баварского Максимилиана. Фердинанд не торопился обнаружить всю глубину своих замыслов. Королевская опала постепенно захватывала все более и более широкие круги лиц, а в конце концов поразила весь чешский народ и глубоко потрясла все основы его государственного и общественного строя. Аресты главных участников восстания (прежние дефензоры, директоры и т. д.) начались в Праге (вечером 20 февраля 1621 года) и во всей Чехии почти одновременно, по тайному приказу, полученному из Вены. Арестованные, в числе 48, были преданы суду чрезвычайной судной комиссии, заседавшей под председательством Карла Лихтенштейна.

По решению суда, утверждённому королём, 27 человек всех трёх сословий были приговорены к смертной казни, а остальные к другим тяжким и позорным наказаниям. Первые казни были произведены 21 июня 1621 г. и затем продолжались в течение нескольких дней. Имения всех осуждённых были конфискованы, а головы 12 главных жертв выставлены на железных шестах. 13 марта того же года был издан приказ об изгнании из королевства всех проповедников чешских братьев и кальвинистов.

После казни главных виновников чрезвычайная судная комиссия продолжала следствие над лицами, замешанными в восстании. В качестве таковых были подвергнуты изгнанию из Чехии администратор и все члены консистории, а затем все протестантские пасторы. 3 февраля 1622 года была обнародована так называемая генеральная амнистия, в силу которой к назначенному сроку все участники восстания должны были сознаться добровольно в своей вине, если хотели сохранить жизнь и честь. Сознались в своей вине 728 человек двух высших сословий, из числа которых судная комиссия приговорила к конфискации имений 628 человек.

В течение 1624 года было издано 7 королевских приказов о введении так называемой католической реформации в городах и других поселениях: все храмы переданы в руки католического духовенства; некатолики лишались гражданских прав и не допускались к занятию ремёслами и промыслами; их браков не венчали, не дозволяли их умерших хоронить на кладбищах; за непочитание праздников, несоблюдение постов и нехождение в церковь установлены были денежные штрафы. Введение этих предписаний сопровождалось всевозможными насилиями и жестокостями по отношению к крестьянам и мещанам. Наконец, 31 июля 1627 года издан королевский приказ, в силу которого в Чехии не допускалось никакого другого вероисповедания, кроме католического, а лицам высших сословий предписывалось присоединиться к католической церкви. Кто упорствовал в преданности своей прежней вере, тем дан был шестинедельный срок для продажи имущества и выселения из королевства. Впоследствии льготный срок был продолжен до конца мая 1628 г., а декретом 20 июня установленабыла последняя 6-дневная льгота. Все эти распоряжения вызвали небывалую эмиграцию: в течение нескольких месяцев 1623 года выселилось около 12 тысяч человек; с июля 1627 года из одной Праги удалялось на чужбину по 70-80 человек ежедневно, а в 1628 года отправилось в изгнание 36 тысяч семейств. Значительная часть конфискованных имений перешла во владение католического духовенства и выходцев из всех стран Западной Европы. Большая часть чешских шляхетских родов была доведена до бедности или совершённого разорения. Новые землевладельцы по большей части не знали чешского языка, совершенно были чужды чешским историческим заветам и не могли питать никакого чувства ответственности перед страной и народом, будучи всем своим благосостоянием обязаны одной лишь милости императора.

Это обстоятельство не замедлило сказаться ухудшением положения крестьян и введением в судебные места немецкого языка в качестве равноправного с чешским. Чешская народная стихия была ослаблена и потрясена ещё тем, что пражский университет был передан иезуитам — а это было равносильно вручению им руководства всеми школами в стране. 10 мая 1627 года было издано без всякого участия сейма «Новое земское уложение» («Obnovené zřízení zemské»), составленное заседавшей в Вене комиссией из 8 членов. Это уложение, подтверждая старинный закон о престолонаследии Габсбургского рода по мужской и женской линиям, вводило много нового и дотоле небывалого в Чехии: законодательная власть передана исключительно королю; сейму оставлено только право вотировать сбор берны и войска; духовенству дано место, и притом первое, в ряду старых трёх сословий; право заседать на сейме предоставлено в сущности только 6 городам, причём всё городское сословие подавало один голос, тогда как три первых сословия голосовали поголовно (viritim); вместо прежнего гласного и устного судопроизводства введено тайное и письменное; отныне судьи должны были руководиться не обычным правом, а только изданными законами; немецкий язык получал в судах и законах равные права с чешским языком. Введение таких порядков являлось нарушением старинных вольностей и прав и, следовательно, было своего рода наказанием для тех подданных короля католического вероисповедания, которые всегда оставались ему верными.

Бедствия Тридцатилетней войны довершили разорение Чехии: тысячи поселений были уничтожены и более не восстановлялись; многие города были обращены в пепелище; из 2 1/2 млн. жителей, насчитывавшихся в 1618 году, к 1650 году оставалось около 700 тысяч. В течение следующих двух столетий, несмотря на мор 1681 года, унёсший около 100 тысяч жертв, страшные голодовки, необычайное угнетение крестьян, приведшее их к полному разорению (по официальным данным 1771 года, 90 % крестьян были почти нищими) и вынуждавшее их к неоднократным восстаниям, бедствия и напряжение платёжных сил населения во время войн за Австрийское наследство, Семилетней и Наполеоновских, Чехия постепенно оправлялась от последствий Белогорской катастрофы. В 1770 года в Чехии насчитывалось 1 млн. 200 тысяч человек мужского пола, то есть всего народонаселения в стране было около 2 1/2 млн.

Со времени Фердинанда II история Чехия тесно сливается с историей всех Габсбургских земель, составивших единое Австро-венгерское государство. Чешские государственные учреждения отчасти упраздняются, отчасти преобразуются в провинциальные учреждения. Процесс слияния отдельных Габсбургских земель начался ещё со времени Фердинанда I. Из условий династической или личной унии вытекала необходимость единства заграничной политики и создания центральных органов управления военными и финансовыми делами всех земель. Таким образом возникли придворный тайный совет, придворный военный совет и особый хозяйственный совет или придворная финансовая палата. Со времени издания «Нового земского уложения» Фердинанда II, когда законодательная властьперешла почти целиком в руки короля, проекты законов были составляемы в тайном совете в Вене, причём не всегда возможно было привлечь к участию в этих законодательных трудах достаточное число советников чешского происхождения, ибо чешские сановники земские и придворные, земские судьи, члены королевского чешского совета обыкновенно проживали в Праге. Такое же отстранение уроженцев земель чешской короны и по той же причине имело место и при решении судебных дел в порядке апелляционном до 1719 года, когда инструкцией Карла VI чешская канцелярия в Вене была разделена на два отделения, из которых одно заведовало делами административно-политическими (senatus pubicorum), другое — судебными (senatus judicialis). Члены этих отделений или сенатов были назначаемы из уроженцев земель чешской короны, согласно с желанием Карла VI, чтобы «чешский народ не был отныне судим чужеземными судьями». В ряду местных органов управления на первом плане стояло наместничество. Ещё Фердинанд II поручил управление местными чешскими деламивысшим земским сановникам и судьям, которые, под председательством высшего бургграфа, являлись наместниками короля.

Актом 1640 года повелено было высшим земским сановникам именоваться не государственными, а королевскими земскими сановниками в королевстве чешском. Дальнейший шаг к слиянию Габсбургских земель в одно государственное целое был сделан прагматической санкцией 19 апреля 1713 года, которой, помимо определения порядка престолонаследия, было установлено, что все наследственные земли Габсбургского дома должны оставаться соединёнными под властью одного государя до прекращения этого дома и отнюдь не могут быть делимы между его членами. Чешский сейм принял эту санкцию в 1720 году. Два сената или отделения канцелярии австрийских земель были преобразованы Марией-Терезией в 1742 году в придворную и государственную канцелярию, подчинённую особому австрийскому канцлеру, и австрийскую придворную канцелярию, для заведования политическими и судебными делами австрийских земель.

В 1749 году императрица повелела соединить чешскую и преобразованную австрийскую канцелярии в одно общее государственное учреждение с административным и финансовым ведомством (diréctorium in publico-politicis et camerabilus), причём заведование внешними сношениями предоставлено было придворной и государственной канцелярии, а для заведования судебными и юридическими делами учреждено высшее юридическое ведомство, при котором организована особая законодательная комиссия. В 1762 году директория стала именоваться соединённой чешской и австрийской придворной канцелярией, а финансовые дела переданы были придворной камере и банковой депутации. Все эти центральные учреждения с небольшими переменами удержались до 1848 года и потом преобразованы были в соответствующие министерства.

Не менее значительны были перемены в организации местного управления Чехии. В 1749 году было уничтожено наместничество, как орган сословного управления, а вместо него основано новое учреждение для управления административно-политического и финансового: королевская репрезентация и камера. Членами этого учреждения, переименованного (1762—1763 гг.) в земскую губернию, были уже не земские сановники и судьи, назначаемые по старине из среды земской высшей и низшей шляхты, а государственные чиновники. Уничтожение чешской придворной канцелярии было торжеством австрийской централизации, а отмена наместничества знаменовала введение бюрократии. Император Иосиф II в 1783 г. уничтожил старинные земские и другие суды и ввёл новую систему судоустройства, основанную на принципе разделения властей административной и судебной.

При императоре Леопольде II был до некоторой степени восстановлен старый земский порядок управления в том отношении, что земские сановники были назначены председателями новых учреждений: высший бургграф — председателем «губернии», высшийкоморник — вице-председателем её, высший гофмейстер — председателем апелляционного суда и т. д. Такой порядок сохранялся до 1848 г. В организации сейма со времени Фердинанда II произошло сравнительно мало перемен. В 1714 г. была учреждена восьмичленная сеймовая комиссия (vý bor zemský), п о 2 члена от каждого из четырёх государственных сословий, постоянно заседавшая и заведовавшая сеймовыми делами, а особенно сбором берны и отчётом по её взиманию. Хотя, кроме права вотировать налоги и давать согласие на отчуждение коронных имений, сейм с течением времени приобрёл до некоторой степени право законодательной инициативы, но у сословий не хватало ни единодушия, ни сознания общеземских нужд, ни уменья их отстаивать, а потому правительство считалось с сеймом и его сословиями в той мере, в какой ему было угодно. Усиление централизации и развитие бюрократизма сопровождалось нарушением прав короны св. Вацлава.

Реформами XVIII века была уничтожена связь между землями чешской короны: в 1745 г. для финансового управления Моравией была учреждена особая камера или казённая палата, а при проведении судебных реформ 1783 г. для Моравии и Силезии устроен был особый апелляционный суд. В 1743 г. Мария-Терезия приказала перевезти чешскую корону в Вену, а сын её Иосиф II не нашёл нужным короноваться короной св. Вацлава. Император Леопольд II велел возвратить чешскую корону в Прагу, где она доселе хранится в капелле св. Вацлава как святыня народа чешского и драгоценный залог будущего. Сам Леопольд II и все его преемники, кроме последнего (ныне царствующего Франца-Иосифа), короновались короной св. Вацлава.

В течение XV века чешский язык и чешская народность достигли больших успехов: все города, ранее населённые почти исключительно немцами, были завоёваны чешской народной стихией. В XVI веке начинается новый прилив немецкой колонизации, которой благоприятствовали дружественные отношения чехов к протестантам Германии и распространение в Ч. лютеранства. Усилению немецкого элемента особенно способствовали обстоятельства и события, последовавшиеза Белогорской катастрофой. Конфискации Фердинанда II привели к переходу огромного числа земель в руки иностранцев, которые охотно заселяли свои земли выходцами из Германии и основывали новые немецкие колонии на своих опустевших землях. Успехам немецкого языка содействовало и то обстоятельство, что для сношения с Веной, где пребывали центральные органы управления, необходимо было знание немецкого языка. Кто из чехов хотел иметь успех в служебной карьере, тот должен был прежде всего владеть немецким языком, как своим родным. Чешская знать, находившаяся в постоянных сношениях с немецким двором в Вене, подавала в этом отношении пример. Многие чешские паны так онемечивались, что забывали свой родной язык. Хотя иезуиты, быстро распространившиеся в Ч. (вскоре после 1620 г. они имели уже 13 коллегий, а из земель чешской короны была образована отдельная орденская провинция), не были принципиальными врагами чешского языка, но косвенно они вместе с другими миссионерами способствовали его упадку, истреблением чешских книг и рукописей, которые они, отчасти но невежеству, отчасти по слепой ревности к вере, считали еретическими.

Когда буллой папы Климента XIV орден иезуитов был объявлен уничтоженным (1773) и правительство взяло в свои руки дело народного образования, а доходы с имений, принадлежавших в Ч. иезуитам, обратило на образование чешского учебного фонда, то настала пора усиленного распространения немецкого языка, тем более, что любимой мечтой императора Иосифа II было слияние всех народов Габсбургских земель в одиннарод, с одним немецким языком. Ещё в конце царствования Марии-Терезии были приняты меры к введению в высших, средних и низших школах преподавания на немецком языке. На второй месяц после своего вступления на престол Иосиф II распорядился, чтобы никто не был принимаем в гимназии без удовлетворительного знания немецкого языка. В 1784 г. немецкий язык окончательно сделался языком преподавания в гимназиях и пражском университете, взамен латинского языка. Во всех правительственных учреждениях также введён был немецкий язык. По-видимому, чешскому языку и чешской народности грозила опасность совершённого уничтожения. Славное историческое прошлое спасло чехов. Труды таких талантливых филологов и историков, как Иосиф Добровский, Ганка, Шафарик, Юнгман, Палацкий и др. (см. эти имена и Краледворская рукопись), пробудили народное самосознание и вызвали к новой жизни силы народные. Чешский народ восстал, как сказочный богатырь, на защиту своего языка и своей народности.

Первые признаки возрождения начали сказываться ещево второй половине XVIII в. Полное непризнание со стороны императора Иосифа II земской самостоятельности Ч. и неуважение к её исторической старине (он распорядился продажей с аукциона коллекции и библиотеки императора Рудольфа II, а замок Пражский хотел обратить в казармы) вызвали неудовольствие даже среди чешской знати: по свидетельству современника (графа Штернберга), чешские паны начали демонстративно, в присутствии императора, разговаривать по-чешски. Частный кружок чешских патриотов и учёных, собиравшихся с 1769 г. на заседания в Праге, в доме графа Ностица (на Малой Стороне), получил в 1784 г. официальное признание под именем королевского чешского общества наук. Так возникло старейшее учёное общество в Австрии, и доныне продолжающее с достоинством и успехом трудиться в области естественно-математических и историко-филологических наук.

В 1792 г. император Леопольд II учредил в пражском университете кафедру чешского языка. В 1793 г. чешские патриоты, в числе 33 человек, подали петицию о введении чешского языка при прениях в сейме. В 1818 г. основано было общество чешского музея, всевозможные научные коллекции и библиотека которого с течением времени достигли замечательной полноты и богатства. В 1831 г. при чешском музее возникла чешская Матица, имеющая своей целью разработку языка и литературы, а равно издание учёных сочинений, написанных на чешском языке. Это национальное возрождение ещё более окрепло и принесло богатые плоды во второй половине XIX в., когда крестьяне, составлявшие главную массу чешского народа, были освобождены от крепостной зависимости, и вся общественная и государственная организация после падения старого порядка была перестроена на более широких и свободных основаниях.

Новейшая история

Чешская Июльская революция 1830 года мало отразилась на Чехии, если не считать протеста чешского сословного сейма против системы Меттерниха. Спор этот мало интересовал общественное мнение, как потому, что сословный сейм почитаем был устаревшим учреждением, так и потому, что самый спор вёлся негласно. Когда началась европейская революция 1848 года, в Чехии наступила пора политических волнений. Сходки и совещания представителей всех классов общества в Праге, начавшиеся с 11 марта 1848 года, не привели к открытому восстанию только вследствие уступчивости правительства и умеренного образа действий наместника.

Тогда же организованы были народная милиция и особый народный комитет. Сначала чехи и немцы действовали единодушно, но вскоре сказались различия в их стремлениях и политике. Комитет, занимавшийся во Франкфурте выработкой конституции для всей Германской империи, к которой причислялась и Чехи, стремился к созданию единого государства. Этому вполне сочувствовали чешские немцы, но иначе на это смотрели чехи.

Когда франкфуртский комитет пригласил историка Палацкого принять участие в заседаниях на правах члена, то последний категорически отказался от этого, усматривая в замыслах комитета опасность не только для чехов, но и для всего австрийского государства. Тем не менее министерство Пиллерсдорфа приказало произвести выборы представителей во франкфуртский сейм. Народный комитет протестовал против этих выборов, но немецкие его члены не присоединились к этому протесту: они выступили из состава комитета и образовали отдельный конституционный союз. Прибывшие от франкфуртского комитета уполномоченные держали себя заносчиво, требуя от чехов посылки депутатов и позволяя себе даже угрозы. Это вызвало всеобщее негодование среди чехов: чешские студенты разогнали немецкий конституционный союз, а народный комитет разослал ко всем славянским племенам австрийского государства приглашение на съезд в Прагу для обсуждения общественных нужд и выработки общей программы действий. Выборы депутатов во франкфуртский сейм состоялись только в округах, заселённых немцами.

Граф Тун, наместник Чехии, чешский патриот, не дождавшись разрешения из Вены от враждебного чехам министерства Пиллерсдорфа, назначил 17 мая выборы в чешский сейм. Между тем в Вене произошли беспорядки, побудившие императора уехать из Вены в Инсбрук. В Венгрии и Ломбардии вспыхнуло открытое восстание. В этот критический для Габсбургов момент только славяне оставались опорой престола. В Венгрии началось, под предводительством бана Йелачича, движение славянских народов, направленное против мадьярских домогательств, опасных для славян. В Чехии был учреждён особый совет наместника, в составе семи главнейших членов народного комитета, и два его члена (Ригер и Ностиц) посланы в Инсбрук к императору испросить утверждение этой меры и назначение дня для открытия заседаний чешского сейма. В Праге закипела оживлённая и плодотворная работа: происходили заседания славянского съезда (со 2 июня), а народный комитет с успехом трудился над выработкой плана будущей земской конституции и окончанием других подготовительных работ для чешского сейма. Все эти добрые начинания погибли по вине представителей крайних мнений и увлечённой ими молодёжи, которая произвела в Праге восстание с 12 июня по 16 июня. Главнокомандующий князь Виндишгретц подавил восстание силой оружия (бомбардировка города 16 июня) и заставил восставших сдаться без всяких условий (17 июня). Славянский съезд разошёлся, не окончив своих заседаний, созыв конституционного чешского сейма был отменён, народный комитет распущен. Вместо того были произведены через несколько дней после усмирения Праги выборы в имперский сейм, где депутаты от чехов образовали правую и поддерживали правительство, стоя на страже целости и самостоятельности государства против франкфуртских и мадьярских домогательств, а депутаты от чешских немцев все примкнули к левой.

Когда в Вене вспыхнула октябрьская революция, чешские депутаты добились у двора, переехавшего в Ольмюц, продолжения заседаний имперского сейма в моравском городе Кромериже (Кремзире). Заседания начались 22 ноября. Несколько дней спустя император Фердинанд отказался от престола в пользу своего 18-летнего племянника Франца-Иосифа I (2 декабря 1848 года). Успешные военные действия Виндишгреца против восставших мадьяр укрепили правительство в мысли самостоятельно выработать конституцию: 4 марта 1849 года Франц-Иосиф опубликовал общую для всего государства конституцию и распустил сейм. Вскоре были осуществлены правительством необходимые реформы: последовало освобождение крестьян от крепостной зависимости; издан новый устав городского и сельского управления; университетам предоставлена известная доля автономии и т. д. Победы Радецкого в Ломбардии и подавление мадьярского восстания при помощи русских войск, посланных императором Николаем I, склонили правительство восстановить старый порядок государственного управления: 31 декабря 1851 года Франц-Иосиф отменил конституцию 1849 года, которая, впрочем, и не была введена. Настала общая реакция (министерство Баха), а в Чехии — преследование журналистов (заключение в тюрьму Гавличка за его политические сатиры), покровительство немцам и стеснение чешского народного движения. Финансовый кризис и неблагоприятный исход войны 1859 года с Сардинией и Францией заставили правительство изменить политику.

Последовала отставка Баха и созыв пополненного имперского совета. 20 октября 1860 г. был издан диплом, известный под именем октябрьского, которым были признаны исторические права отдельных земель и равноправность австрийских народов на основе самоуправления. Изданный в исполнение этого диплома патент 26 февраля 1861 г., определяющий организацию земского управления и известный под именем февральского устава, был проникнут, однако, централистическим духом и далеко не соответствовал ожиданиям чехов, мечтавшим о восстановлении прав короны св. Вацлава. Тем не менее они послали своих депутатовкак в земский сейм (ландтаг), созванный весной 1861 г., так и в имперский сейм (рейхсрат), где их депутаты примкнули к полякам и выступили против конституционной централизации министерства Шмерлинга. В частности чехи были недовольны организацией выборов, благоприятной для немцев. Не добившись образования в рейхсрате федеративного большинства, чешские депутаты, заявив протест, оставили палату (1863) и сосредоточили свою деятельность в земском сейме, где им принадлежало большинство. Большие надежды они возлагали на падение министерства Шмерлинга и на новое министерство Белькреди. Действительно, было приостановлено действие февральского устава и издан закон об обязательном преподавании в средних учебных заведениях обоих земских языков (18 января 1866 г.). Закон этот чешские немцы прозвали принудительным (Sprachenzwangsgesetz). Когда после несчастливой войны с Пруссией последовало, по плану нового министра Бейста, невыгодное для цислейтанских или австрийских земель соглашение с Венгрией и так называемое «гражданское» министерство явно не желало признавать исторических прав чешских земель, чехи вынуждены были прибегнуть к оппозиции. Чешскому сейму, собравшемуся 18 февраля 1867 г., подана была первоначально надежда на исполнение желаний чешского народа, но затем этот сейм был распущен (27 февраля) и назначены новые выборы. Выборы прошли для чехов неудачно; большинство досталось чешским немцам. Чешские депутаты подали 13 апреля 1867 г. протест, в котором оспаривали законность нового сейма и заявляли о своём намерении отстаивать исторические права земель короны св. Вацлава, а затем покинули зал заседаний сейма. В следующем году чешские депутаты также не явились на заседания сейма и подали председателю сейма «декларацию» 22 сентября 1868 г. С тех пор в течение нескольких лет чехи придерживались пассивной оппозиции. Эта оппозиция была сильна особенно потому, что она единодушно поддерживалась всеми классами чешского народа, не исключая представителей крупного землевладения. Когда в феврале 1871 г. было образовано министерство графа Гогенварта, в котором два министерских портфеля были вверены природным чехам, возникла надежда на возможность соглашения с правительством. Составлено было 18 «основных положений» (Fundamentalartikel), вполне удовлетворявших чехов и принятых большинством рейхсрата. 12 сентября 1871 г. был издан императором манифест, в котором было признано историческое чешское государственное право и обещано его утверждение коронованием короной св. Вацлава. И на этот раз надежды чешского народа не оправдались. Победы немцев во время франко-прусской войны способствовали проявлению крайнего неудовольствия среди немцев в Австрии за уступчивость правительства славянским требованиям. 30 октября 1871 г. министерство Гогенварта вышло в отставку и было заменено министерством Ауэрсперга. На этот раз пассивная оппозиция, которую продолжали чехи, не отличалась прежним единодушием, вследствие несогласий между двумя чешскими политическими партиями, старочехами и младочехами (см.). На заседаниях чешского сейма появились в 1874 г.прежде всего 7 младочешских депутатов, а потом, по настоянию избирателей, в 1878 г. приняли участие в заседаниях сейма и все чешские депутаты. В следующем году чешские депутаты вступили и в рейхсрат. Министерство Таафе сделало чехам некоторые уступки и выполнило некоторые их желания, на государственные должности должны быть назначаемы чиновники, знающие оба земских языка; в судах и правительственных учреждениях чешскому языку дана равноправность с немецким языком; некоторые средние учебные заведения, содержимые на городские средства, взяты на содержание казны; в 1882 году последовало разделение пражского университета на чешский и немецкий; изменён порядок выборов в состав торговых и промысловых палат и т. д. С 1883 г. чешские депутаты достигли большинства вземском сейме. Тогда основан земский банк, выстроено роскошное здание для музея королевства чешского, начато издание источников чешской истории на средства, отпускаемые сеймом. В рейхсрате чехи примкнули к полякам и немецким консерваторам и составили с ними большинство, на которое опиралось правительство. Недовольные постепенным разнемечиванием страны и боясь дальнейших завоеваний чешской народной стихии в округах, заселённых немцами, депутаты чешских немцев внесли в сейм проект о разделении Ч. на округа, по племенному составу населения. Когда их проект был отвергнут большинством голосов при первом чтении, они 22 декабря 1887 г. покинули зал заседаний. Эта оппозиция немцев, а равно успехи младочехов, которые во время выборов в сейм, происходивших летом 1889 г., получили 42 места, побудили правительство вызвать в Вену в начале января 1890 г. представителей чешских немцев, старочехов и крупного землевладения для совещаний о примирении народностей. Венское соглашение было более выгодно для немецкой народности, чем для чешской. Ближайшим последствием этого соглашения, отвергнутого младочехами, было возвращение немцев в земский сейм. Мира ни в Ч., ни в Австрии оно не создало. Напротив, с этого времени начинается особенно ожесточённая борьба между чехами и чешскиминемцами, в которую постепенно были втянуты все славянские народы Австрии и немецкое население всех австрийских земель. Неискренность венского правительства, его постоянные уступки и поблажки немецким домогательствам и желание сохранить в Австрии облик немецкого государства выдвигают вопрос о самом существовании Габсбургской монархии. Австрийские немцы теперь являются ярыми последователями пангерманизма, демонстративно отрекаются от католицизма и принимают протестантство (см. Чешско-немецкое соглашение). Опасность может быть отстранена искренним союзом династии со славянскими народами и созданием в Австрии федеративного строя, последствием чего будет восстановление исторических прав короны св. Вацлава.

Чешские земли известны с конца IX века когда она была объединена Премыслидами. Королевство Богемия обладало значительной силой, но религиозные конфликты, такие как Гуситские войны в XV веке и Тридцатилетняя война в XVII веке опустошали его. Позднее оно попало под влияние Габсбургов и стало частью Австро-Венгрии.

Чехословакия

Вследствие краха этого государства после Первой мировой войны, Чехия и соседняя Словакия объединились и сформировали независимую республику Чехословакия в 1918. В этой стране проживало достаточно большое этническое немецкое меньшинство, что стало поводом расформирования Чехословакии, когда Германия добилась аннексии этого меньшинства в результате Мюнхенского соглашения 1938 года, что привело к отделению Словакии. Оставшееся Чешское государство было оккупировано Германией в 1939 (Протекторат Богемия и Моравия).

После Второй мировой войны, Чехословакия попала в советскую сферу влияния. В 1968 году вторжение войск Варшавского договора покончило с попытками лидеров страны либерализировать партийное правление и создать «социализм с человеческим лицом» во время Пражской весны.

В 1989 Чехословакия вышла из советской сферы влияния путём мирной «Бархатной революции». 1 января 1993 страна мирно разделилась на две, с образованием независимых Чехии и Словакии.

Чехия вступила в НАТО в 1999 и в Европейский Союз в 2004.


Страны Европы: История
Австрия | Албания | Андорра | Белоруссия | Бельгия | Болгария | Босния и Герцеговина | Ватикан | Великобритания | Венгрия | Германия | Греция | Дания | Ирландия | Исландия | Испания | Италия | Казахстан¹ | Латвия | Литва | Лихтенштейн | Люксембург | Македония | Мальта | Молдавия | Монако | Нидерланды | Норвегия | Польша | Португалия | Россия | Румыния | Сан-Марино | Сербия | Словакия | Словения | Турция¹ | Украина | Финляндия | Франция | Хорватия | Черногория | Чехия | Швейцария | Швеция | Эстония
Зависимые территории: Аландские острова | Гернси | Гибралтар | Джерси | Остров Мэн | Ян-Майен | Фарерские острова | Шпицберген
Непризнанные государства (де-факто независимые): Абхазия | Косово и Метохия | Приднестровье | Южная Осетия
¹ В основном в Азии



При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home