Ган, Отто

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Отто Ган (8 марта 1879-28 июля 1968) Свое университетское образование Отто Ган закончил в 1901 г., выполнив у професоора Т. Цинке диссертационную работу по органической химии. Научно-педагогическую деятельность Отто Ган начал в 1902 г. в качестве лекционного ассистента у того же Цинке. Работу в области радиохимии он начал более или менее случайно. директор одной химической фирмы обратился к профессору Цинке с просьбой рекомендовать молодого химика, которого фирма в случае необходимости могла бы командировать за границу. Поэтому желательный кандидат должен был бы уже немного знать по крайней мере один иностранный язык, а для усовершенствования — проработать примерно полгода в какой-нибудь заграничной лаборатории. Проф. Цинке рекомендовал Гана и содействовал тому, чтобы его принял В. Рамзай в свою лабораторию в University College в Лондоне. Последний предложил работать Гану в области химии радиоэлементов, на что Ган согласился, впрочем честно сознавшись, что он ничего не знает о радии. Первая задача состояла в выделении радия из образцов хлористого бария, в котором, по мнению Рамзая, должно было содержаться 10 мг радия, и в последующем точном определении атомного веса радия. Однако соль бария, которую Рамзай дал Гану, была получена не из уранового минерала, но из минерала, содержавшего уран и торий. При фракционировании этой соли Ган обнаружил, кроме радия, новое радиоактивное вещество, происходившее из тория. Он назвал его радиоторием.

После этого первого успеха Ган заинтересовался серьезно радиохимией и, желая получить основательные знания и навыки в этой новой, увлекательной области, отправился осенью 1905 г. в Монреаль, в Канаду, где работал в то время уже прославившийся Эрнест Резерфорд. Резерфорд сначала отнесся скептически к открытию Гана. Причиной этого было отрицательное отношение к работе Гана одного из друзей Резерфорда, известного американского радиохимика Б. Болтвуда, и общее недоверие к работам в области радиоактивности, выходившим из лаборатории Рамзая. По поводу открытия Ганом радиотория Болтвуд прямо писал Резерфорду: «Новый элемент доктора Гана, по-видимому, представляет собой новое соединение тория X и глупости». Однако Гану не только удалось убедить Резерфорда и Болтвуда в реальности существования радиотория, но и открыть еще два новых короткоживущих радиоэлемента — радиоактиний и торий С. Глава книги, посвященная работе у Резерфорда в Монреале, помимо научного материала, содержит интересные данные о Резерфорде, о бытовых условиях работы в Канаде и тому подобное.

Вернувшись в Берлин, летом 1906 г. Ган сделал одно из самых важных своих открытий: он открыл промежуточный продукт распада между торием и радиоторием и назвал его мезоторием (впоследствии оказалось, что этот продукт является смесью двух веществ — мезотория I и мезотория II). Это открытие имело практическое значение, так как время полураспада мезотория составляло 512 лет, ввиду чего препарат, отделенный от тория, сохранял достаточную активность по крайней мере в течение 10 лет. По этой причине мезоторий, стоимость которого при одинаковой активности была вдвое ниже стоимости радия, с успехом применялся в медицинских учреждениях.

В 1907 г. началась совместная работа Отто Гана с физиком Лизой Мейтнер, получившей физическое образование в Вене и приехавшей в Берлин для прослушания курса теоретической физики у Планка. Эта работа, продолжавшаяся в течение 30 лет, принесла много важных результатов. Для Л. Мейтнер работа проходила вначале в трудных условиях: она вынуждена была поместить свою установку в столярной мастерской в подвале здания Химического института университета, так как директор института, знаменитый химик Эмиль Фишер, не нашел возможным разрешить женщине работать в его институте. Однако важные результаты, полученные благодаря совместной работе химика Отто Гана и физика Л. Мейтнер, быстро завоевали им такой авторитет, что, когда в 1912 г. был организован так называемый Химический институт имени императора Вильгельма, в нем был создан для обоих отдел, носивший название «Отдел Гана — Мейтнер». В последующие годы обоими исследователями в совместных работах или в работах каждого из них со своими учениками был получен ряд важных результатов. Можно напомнить, в частности, открытие протактиния — исходного вещества ряда актиния, а также открытие урана Z. Последнее открытие интересно, тем, что, как это было ясно понято позднее, после открытия Курчатовым и Русиновым ядерной изомерии, уран Z был первым примером ядра-изомера по отношению к урану Х2.

Не останавливаясь на ряде других радиохимических открытий Отто Гана, например на удачном применении метода радиоактивных индикаторов (то есть меченых атомов) для решения ряда трудных физико-химических проблем, напомним, что венцом его деятельности было открытие деления урана. Все перипетии этого открытия, сделанного при участии Л. Мейтнер и Ф. Штрасмана, подробно изложены во второй половине книги. В качестве документов в приложении к книге воспроизведены тексты трех сообщений Гана и Штрасмана. В общественном отношении Отто Ган, как можно судить на основании известных фактов, является весьма положительной фигурой. Об этом свидетельствует его достойное поведение в тяжелый период гитлеровщины. А оценка всей его научной и научно-общественной деятельности, помимо нобелевской премии, присужденной ему в 1945 г., выразилась в избрании его, по указанию М. Планка, президентом бывшего Института императора Вильгельма, переименованного в Институт имени М. Планка. На этом посту он находился до 1960 г.

Публикации

Источники

См. также

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home