Марр, Николай Яковлевич

Никола́й Я́ковлевич Марр (груз. ნიკოლოზ მარი; 25 декабря 1864 (6 января 1865), Кутаис20 декабря 1934, Ленинград) — русский и советский востоковед и кавказовед, филолог, историк, этнограф и археолог, академик Императорской академии наук (1912), затем академик и вице-президент АН СССР. После революции получил громкую известность как создатель «нового учения о языке», или «яфетической теории».

Сын престарелого шотландца Джеймса Марра, жившего на Кавказе и основавшего Кутаисский ботанический сад, и молодой грузинки; родным языком Марра был грузинский, владел также многими другими языками Европы и Кавказа. В 1890 окончил Петербургский университет, внёс большой вклад в историю, археологию и этнографию Грузии и Армении, опубликовав много древнегрузинских и древнеармянских текстов и надписей, проведя раскопки ряда древних городов и монастырей Кавказа (основные его работы проведены на протяжении нескольких десятилетий в древнем городе Ани). Значение его работ в этой области сохраняется до настоящего времени и никогда не ставилось под сомнение. Создатель армянской и грузинской национальных школ востоковедения, подготовил большое число специалистов.

C 1909 работал в Академии наук. Адъюнкт по Историко-филологическому отделению АН (литература и история азиатских народов) с 7 марта 1909 г., экстраординарный академик с 14 января 1912 г., ординарный академик с 1 июля 1912 г., вице-президент АН СССР с 3 марта 1930 г.

С 1910-х годов интересовался вопросами генетической связи языков Кавказа (в частности, картвельских, к которым относится его родной грузинский) и выдвинул ряд гипотез о родстве их с семитскими и баскским. Несоответствие этих гипотез данным сравнительно-исторического языкознания привело его к мысли о несостоятельности самой сравнительно-исторической теории. В своей критике младограмматизма (господствовавшего тогда лингвистического направления) Марр высказал немало верных соображений, указав на важность типологического и социолингвистического подхода к изучению языковых фактов.

Однако отсутствие лингвистического образования (в то время строго отделённого от востоковедческого) мешало Марру научно проверять свои гипотезы и ничем не ограничивало его фантазию. В созданном им «новом учении о языке» («яфетической теории»), с которым он выступил в 1923 году (но отдельные его идеи высказывал и ранее, начиная с 1912 г.), явно преобладают совершенно ненаучные, непроверяемые утверждения, такие, как происхождение всех языков от «четырёх элементов», идея «яфетических языков» как некой не генетической, а социальной общности и т. п. Среди этих идей, изложенных сбивчиво и непоследовательно, с рядом крайне тёмных пассажей (некоторые исследователи допускают, что Марр в 1920-е годы психически заболел), крайне сложно (хотя и возможно) выделить некоторые здравые утверждения.

С 1928 годов Марр начал усиленно сближать свою теорию с марксизмом, хотя до революции имел правые взгляды; в частности, появилась идея о языке как «надстройке» над социально-экономическими отношениями, отражающим стадии развития общества (рабовладельческую, феодальную и т. п.); традиционная индоевропеистика была объявлена им буржуазной наукой. Был единственным членом дореволюционной Императорской Академии Наук, вступившим в Коммунистическую партию (1930). Теория Марра получила официальную поддержку и до 1950 года пропагандировалась как «подлинно марксистское» языкознание, а критики её подвергались репрессиям, что сильно затормозило развитие лингвистики в СССР. Подробнее см. в статье «Новое учение о языке».

Пользовался большим авторитетом среди интеллигенции (в том числе и некоторых профессиональных лингвистов), привлекаемой «революционностью» и «масштабностью» его идей. Основал в Ленинграде Яфетический институт, впоследствии Институт языка и мышления им. Н. Я. Марра (ныне Институт лингвистических исследований РАН в Петербурге), в 19261930 одновременно был директором Ленинградской публичной библиотеки. Занимался разработкой письменности для малых языков СССР. Награждён орденом Ленина. После смерти Марра его ученики (прежде всего И. И. Мещанинов), практически отбросив ненаучное «новое учение», в ключе нормальной науки решали многие задачи, поставленные Марром (типология, исследование синтаксиса, проблема «язык и мышление» и др.).

Спустя 16 лет после смерти Марра, в 1950 году, его учение было официально развенчано с выходом работы И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», а сам он подвергнут огульной, хотя во многом справедливой, критике (Сталин утверждал, что Марр искренне хотел стать марксистом, но не смог стать им). После 1956 года стало возможно вновь говорить об определённых заслугах Марра как лингвиста (или по крайней мере автора, умевшего поставить лингвистические проблемы, но не умевшего их решать), но в целом общепризнано, что деятельность Марра (точнее, официальная поддержка её в СССР) сказалась на лингвистике отрицательно.

Сочинения

  • Избранные работы, т. 1-5, М. - Л., 1933-37.
  • Яфетидология. М., 2002.

Литература

  • Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. М., 1991 (там же библиография).

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home