Гладстон, Вильям Эварт

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Вильям Эварт (Уильям Юарт) Гладстон (англ. William Ewart Gladstone, 29 декабря 180912 мая 1898) — английский государственный деятель и писатель. Четыре раза был премьер-министром Великобритании (декабрь 1868 — февраль 1874, апрель 1880 — июнь 1885, февраль — август 1886, август 1892 — февраль 1894).

Родился в Ливерпуле. Отец его, Джон Гладстон, богатый негоциант, был человек хорошо образованный и принимал деятельное участие в общественной жизни; в 1819—1827 г. был членом парламента (умер в 1851 г., 87 лет). Вильям Гладстон был третьим сыном из шести детей (из них две дочери) Джона Г. С ранних лет он проявил выдающиеся способности, на развитии которых сильно сказалось влияние родителей.

Мать (рожденная Анна Робертсон, шотландского происхождения, как и отдаленные предки отца Г.) вселила в него глубокое религиозное чувство и развила в нем любовь к поэзии. Отец передал ему живой интерес к общественным вопросам, а вместе с тем и консервативную точку зрения на них. Вильяму не было еще двенадцати лет, когда отец в беседах с ним знакомил его с различными политическими злобами дня. Джон Г. был в то время в дружеских отношениях с Каннингом, политические идеи которого оказали большое влияние на молодого Г., частью через отца, частью непосредственно.

Первоначальное образование Гладстон получил дома, в 1821 г. был помещен в Итонскую школу, в которой оставался до 1828 г., а затем поступил в Оксфордский унив., курс которого окончил весною 1832 г. Школа и Университет еще более способствовали тому, что Гладстон вступил в жизнь сторонником консервативного направления. Вспоминая об Оксфорде много лет спустя, он говорил: «Я не вынес из Оксфорда того, что приобрел лишь впоследствии — умения ценить вечные и неоценимые принципы человеческой свободы. В академической среде слишком преобладало какое-то подозрительное отношение к свободе».

В умственном отношении он взял от Итона и Оксфорда все, что было можно; упорный труд дал ему обширные и разносторонние знания и возбудил в нем живой интерес к литературе, особенно классической. Он принимал деятельное участие в дебатах Итонского общества товарищей (под названием The Literati) и в издания «Eton Miscellany», периодического сборника произведение учеников, являясь энергическим редактором его и наиболее деятельным поставщиком для него материала, в виде статей, переводов и даже сатирических и юмористических стихотворений. В Оксфорде Гладстон был основателем и председателем литературного кружка (называвшегося его инициалами — WEG), в котором, между прочим, прочел подробный этюд о вере Сократа в бессмертие; принимал также живое участие в занятиях другого общества «Union», где произнес горячую речь против билля о реформе — речь, которую он сам впоследствии называл «ошибкой молодости». Его товарищи уже тогда ожидали от него выдающейся политической деятельности.

По выходе из Университета Гладстон намеревался посвятить себя духовной карьере, но отец его воспротивился этому. Прежде, чем решить вопрос о выборе профессии, он предпринял путешествие на континент и полгода провел в Италии. Здесь он получил от герц. Ньюкестльского (сын которого, лорд Линкольн, близко сошелся с Г. в Итоне и Оксфорде) предложение выступить кандидатом торийской партии от Ньюарка, представителем которого он и был избран 15 декабря 1832 г. Своими речами и образом действий во время избирательной борьбы (у него было два опасных соперника) Гладстон обратил на себя общее внимание.

Первую значительную речь в парламенте Гладстон произнес 17 мая 1833 г., при обсуждении вопроса об отмене невольничества. С тех пор он являлся деятельным участником в прениях по самым разнообразным вопросам текущей политики и вскоре составил себе репутацию выдающегося оратора и очень искусного дебатера. Несмотря на молодость Г., положение его в среде торийской партии было настолько заметно, что при образовании в декабре 1834 г. нового кабинета Роберт Пиль назначил его младшим лордом казначейства, а в феврале 1835 г. переместил его на высшую должность помощника секретаря (министра) по управлению колониями. В апреле 1835 г. пало министерство Пиля. В следующие годы Гладстон принимал деятельное участие в оппозиции, а свободное от парламентских занятий время посвящал литературе. С особенным усердием он занимался Гомером и Данте, и прочел все сочинения бл. Августина. Изучение последнего предпринято было им с целью освещения некоторых вопросов об отношениях между церковью и государством и оказало большое влияние на выработку тех взглядов, которые он изложил в своей книге: «The state in its relations to the Church» (1838). Эта книга, в которой Г. решительно высказывался в пользу государственной церкви, обратила на себя большое внимание; она, между прочим, вызвала пространный критический разбор Маколея, который, однако, признавал за автором выдающийся талант и назвал его «восходящей надеждой суровых и непреклонных ториев».

Роберт Пиль отнесся к книге Г. скептически, сказав: «Что за охота ему писать книжки, имея такую карьеру впереди!» Известный прусский посланник, барон Бунзен, занес в свой дневник следующие восторженные строки: «Появление книги Г. — великое событие дня; это со времен Борка первая книга, затрагивающая в корне жизненный вопрос; автор выше своей партии и своего времени». Когда в 1841 г. образовалось новое министерство Роберта Пиля, Гладстон занял в нем пост вице-президента бюро (министерства) торговли, а в 1843 году сделался президентом его, впервые став членом кабинета, в возрасте 33-х лет. Он деятельно участвовал в дебатах по вопросу об отмене хлебных пошлин; в 1842 г. им была совершена работа по пересмотру таможенного тарифа в духе частью полной отмены, частью уменьшения пошлин. Мало-помалу из протекциониста Гладстон сделался горячим сторонником идей свободной торговли.

В февр. 1845 г. Гладстон вышел в отставку, вследствие разногласия с Пилем по школьному вопросу в Ирландии, но в декабре того же года снова вступил в кабинет, в качестве министра по колониальному управлению. По существующему порядку он должен был подвергнуться переизбранию, но оно оказалось невозможным, так как герцог Ньюкестльский, продолжавший сохранять свое влияние на избирателей в Ньюарке, был против кандидатуры Г., негодуя на его переход в лагерь сторонников свободной торговли. Поэтому Гладстон уже и не выступал перед своими избирателями в Ньюарке и вследствие этого не мог участвовать в окончательном проведении отмены хлебных пошлин, что, однако, не помешало ему играть важную роль в подготовлении билля по этому предмету. На общих выборах 1847 г. Гладстон был избран депутатом от Оксфордского университета и вместе с Р. Пилем стоял во главе группы умеренных ториев, получившей, по имени своего вождя, название «пилитов». Моментом окончательного разрыва Г. с партией тори можно признать 1852 г., когда Г. отказался принять предложение Дерби и Дизраэли вступить в консервативный кабинет и даже в сильной степени содействовал скорому падению этого кабинета, выступив с решительной оппозицией против бюджета Дизраэли. Когда, в декабре 1 8 52 г., образовался новый кабинет лорда Абердина, представлявший собой коалицию вигов и пилитов, Гладстон занял в нем пост министра финансов (канцлер казначейства). Он скоро проявил себя выдающимся финансистом (первый бюджет его был внесен 18 апреля 1853 г.) и деятельность его в этом отношении составляет одну из блестящих страниц в истории его политической карьеры, а также и в истории английских финансов.

Последующая деятельность Г. неразрывно связана с общей историей Англии (см. «Виктория и ее царствование»); здесь, поэтому, будет представлен лишь краткий обзор ее. Должность канцлера казначейства Гладстон занимал до февраля 1855 г. В 1858 г., во время министерства графа Дерби, Гладстон ездил на Ионические острова, в качестве лорда верховного чрезвычайного комиссара, для выяснения вопроса о присоединении этих островов, находившихся с 1815 г. под протекторатом Англии, к Греции.

В июне 1859 г., при образовании кабинета лорда Пальмерстона, Гладстон вошел в его состав опять в качестве канцлера казначейства. Вступление Г. в это министерство вигов было понято в смысле окончательного присоединения его к либеральной партии, и в Оксфорде сложилась значительная оппозиция его переизбранию; тем не менее он был снова избран. На ближайших общих выборах, в июле 1865 г., Г. был забаллотирован в Оксфорде и явился депутатом от южного Ланкашира. В октябре 1865 г. умер лорд Пальмерстон и во главе кабинета стал граф Россель. Гладстон, сохранив пост канцлера казначейства, впервые явился лидером либеральной партии в палате общин и в этом качестве внес, в марте 1866 г., билль о парламентской реформе, отвергнутый палатой. Новый консервативный кабинет Дерби-Дизраэли вынужден был, однако, выступить со своим проектом парламентской реформы, и в окончательной выработке ее в парламенте Г. пришлось играть весьма значительную роль; благодаря его поправкам билль 1867 г. принял характер широкой либеральной реформы. В том же 1867 г. Гладстон выступил с заявлением в пользу отмены государственной церкви в Ирландии. На общих выборах 1868 г. Гладстон был забаллотирован в Ланкашире, но избран от Гринвича.

Образование нового министерства поручено было Г. (в декабре 1868 г.), который впервые явился премьером. Этот первый кабинет Г. просуществовал до февраля 1874 года; важнейшие его меры: отмена государственной церкви в Ирландии в 1869 г., ирландский земельный акт 1870 г., коренная реформа в области элементарного народного образования 1870 г., отмена системы продажи должностей в армии 1871 г., введение тайной подачи голосов на выборах в 1872 г. и т. д. После падения кабинета, в марте 1874 г., Гладстон, в письме к лорду Гранвиллю, заявил о своем намерении устраниться от активного руководительства либеральной партией. Любопытно, что он тогда считал свою политическую карьеру законченной, говоря друзьям, что ни одному из премьеров не удалось совершить что-либо выдающееся после 60-летнего возраста.

В январе 1875 г., в новом письме к лорду Гранвиллю, Гладстон формально заявил о своем отказе от лидерства. Преемником ему был избран маркиз Гартингтон (см.). Уже в 1876 г. Гладстон вернулся, однако, к активному участию в политической жизни, издав свой знаменитый памфлет: «Болгарские ужасы» и приняв энергическое участие в организации общественного движения против восточной политики лорда Биконсфильда. Когда, в 1880 г., Биконсфильд распустил парламент, общие выборы дали огромное большинство либеральной партии. Этим выборам предшествовала изумительная по энергии и ряду блестящих речей избирательная кампания Г. в Шотландии, в Мидлосианском округе которой он поставил свою кандидатуру.

Составление нового министерства поручено было сначала Гартингтону (который продолжал считаться лидером либеральной партии), потом Гранвиллю, но они не могли составить кабинета и королева вынуждена была поручить это Г. Второе министерство Г. просуществовало с апреля 1880 г. по июль 1885 г. Ему удалось провести ирландский земельный акт 1881 г. и третью парламентскую реформу (1885). В июне 1885 г. кабинет Г. потерпел поражение, но новое министерство лорда Салисбери просуществовало не долго: после общих выборов, в декабре 1885 г., на стороне либералов оказалось значительное большинство, вследствие присоединения к ним ирландской партии, и в январе 1886 г. образовалось третье министерство Г. К этому времени относится решительный поворот в воззрениях Г. на ирландский вопрос; главной задачей своей политики он поставил дарование Ирландии гомруля (см. это слово). Внесенный по этому предмету билль был отвергнут, что побудило Г. распустить парламент; но новые выборы (в июле 1886 г.) дали враждебное ему большинство. Неудаче Г. в сильной степени содействовал раскол в среде либеральной партии: от нее отпали многие влиятельные члены, образовавшие собою группу либералов-унионистов. Наступил продолжительный период министерства Салисбери (июль 1886 — август 1892). Г., несмотря на свой преклонный возраст, принимал самое деятельное участие в политической жизни, руководя партией своих приверженцев, которую, со времени раскола в среде либералов, стали называть партией «гладстонианцев». Осуществление идеи гомруля он поставил главной целью своей жизни; как в парламенте, так и вне его он энергически отстаивал необходимость дарования Ирландии политического самоуправления. Салисбери не торопился с назначением общих выборов, и они состоялись лишь в июле 1892 г., то есть всего за один год до истечения законного семилетнего срока полномочий парламента. Избирательная кампания велась с большим оживлением как сторонниками гомруля, так и его противниками. В результате выборов на стороне гладстонианцев и примыкающих к ним групп оказалось большинство в 42 голоса, и в августе, тотчас же по открытии нового парламента, кабинет Салисбери потерпел поражение; образовалось новое, четвертое министерство Г. (это в истории Англии первый случай, когда политический деятель в четвертый раз становится премьером). Вскоре после того заседания парламента были прерваны. Новой сессии ожидают с большим интересом, так как лишь по открытии ее Г. приступит к осуществлению своей программы. Подробности тех планов, подготовкою которых кабинет Г. занят со времени своего образования, держатся до сих пор (январь 1893 г.) в большой тайне.

Таковы важнейшие факты многолетней политической карьеры Г. Одной из наиболее характерных особенностей ее является постепенное изменение политических убеждений и идеалов Г., начавшего свою деятельность в рядах тори и оканчивающего ее во главе передовой части английских либералов и в союзе с крайними радикалами и демократами. Разрыв Г. с торийской партией приурочивают к 1852 г.; но подготовлялся он постепенно и в течение продолжительного периода времени. По его собственным словам, от тех, с кем он прежде действовал, он «был оторван не каким-либо произвольным актом, а медленной и неотразимой работой внутреннего убеждения». В литературе о Г. можно встретить мнение, что в сущности он среди своих товарищей всегда занимал положение вполне независимое и собственно не принадлежал ни к какой партии. В этом мнении есть много верного. Гладстон сам однажды высказал, что партии сами по себе не составляют блага, что партийная организация нужна и незаменима лишь как верное средство к достижению той или другой высокой цели. Наряду с независимостью по отношению к вопросам партийной организации необходимо отметить, однако, другую важную черту политического миросозерцания Г., намек на которую находится уже в первой речи, произнесенной им перед избирателями, 9 октября 1832 г.: это — твердое убеждение, что в основе политических мероприятий должны прежде всего лежать «здравые общие принципы». Особенные свойства его выдающегося ума, ясность и логичность мышления развили в нем эту характерную черту, рано проявившуюся и никогда не ослабевавшую. В течение всей своей деятельности он постоянно отыскивал и находил принципиальный базис для взглядов и мероприятий каждого данного момента. Указанные черты послужили источником того переворота в политических воззрениях и идеалах Г., который совершался в нем по мере ближайшего знакомства с жизнью и потребностями народа. Политические взгляды Г. находились постоянно в процессе внутренней эволюции, направление которой обусловливалось добросовестным и внимательным отношением к общим условиям и запросам культурного роста страны. Чем более расширялся круг явлений, доступных его наблюдению, тем яснее выступало перед ним демократическое движение века, тем убедительнее становились законные его требования. В нем не могло не зародиться сомнение в справедливости и верности тех взглядов, которых продолжала держаться консервативная партия, в своей оппозиции новому течению. Присущее Г. стремление отыскать принципиальную основу всякого общественного движения, в связи с его гуманным миросозерцанием, высоко честными взглядами на жизнь и требовательным отношением к себе, помогло ему прийти к верному ответу на вопрос, где истина, где справедливость. В результате продолжительной внутренней работы над уяснением возникавших сомнений и явился окончательный его переход в ряды либеральной партии.

Замечательной особенностью политической деятельности Г. является также то преобладающее положение, какое в ней всегда имели вопросы внутреннего культурного развития перед интересами иностранной политики. Эта последняя, в те периоды, когда он являлся первым министром, вызывала особенно сильные нарекания со стороны его противников, и в 1885 г., например, послужила ближайшей причиной падения его кабинета. В этой области он оказывался всего более уязвимым, но лишь потому, что он никогда не был склонен придавать международным вопросам первостепенное значение и имеет на них взгляды, слишком резко отличающиеся от той точки зрения, которая преобладает в наши дни в европейских государствах. По коренным своим убеждениям он — враг войны и всякого насилия, проявлениями которого так богата область международной политики. Тогда как заслуги знаменитого соперника Г., лорда Биконсфильда, сводятся главным образом к ряду ловких дипломатических шагов и сделок, перечень великих деяний Г. на пользу Англии обнимает лишь вопросы внутренней ее жизни. Весьма характерно определение роли министра иностранных дел, которое Гладстон сделал еще в 1850 г., в споре с лордом Пальмерстоном по греческим делам. Задача его — «охранение мира, а одна из первых его обязанностей — строгое применение того кодекса великих принципов, который завещан нам прежними поколениями великих и благородных умов». Эту речь он закончил горячим приглашением признать равноправность сильных и слабых, независимость маленьких государств и вообще отказаться от политического вмешательства в дела другого государства.

В своей политической деятельности Г., однако, не один раз касался интересов других государств, вмешивался в чужие дела, но это вмешательство облекается у него в своеобразную форму. Так, зиму 1850—1851 г. Гладстон провел в Неаполе. В то время правительство короля Фердинанда II, за свою лютость прозванного «Бомбою», производило жестокую расправу над теми гражданами, которые принимали участие в движении против невыносимого режима: до двадцати тысяч человек без следствия и суда были подвергнуты заключению в мрачных тюрьмах, в которых условия существования были настолько ужасны, что даже служащие врачи не решались входить туда, из боязни заражения. Гладстон тщательно изучил положение дел в Неаполе и преисполнился негодованием при виде этого грубого варварства. В форме «Писем к графу Абердину» он огласил подробности всех тех ужасов, какие ему пришлось узнать и увидеть. Письма Г. произвели огромное впечатление во всей Европе и не остались без влияния на дальнейшие события в Италии. Во имя тех же идеалов справедливости и человеколюбия Гладстон возвысил голос против обнаружившихся в 1876 г. ужасов турецкого владычества в Болгарии (в брошюре: «Болгарские ужасы и Восточный вопрос»).

Являясь прежде всего и главным образом политическим деятелем, Гладстон принимал и принимает большое участие и в литературе. Вопрос об отношениях между государством и церковью и впоследствии привлекал к себе внимание Г., существенно изменившего свой первоначальный взгляд на него. Его перу принадлежит ряд этюдов по богословию философии религии. Но особенно любимым предметом литературных занятий являлись для Г. поэты-классики и более всего Гомер. В 1861 г. он издал обширное исследование под заглавием: «Studies on H omer and Homeric Age»; в 1876 г. — «Ноmeric Synchronism», и позднее — ряд мелких этюдов о Гомере. Кроме того, он написал большое количество статей по самым разнообразным вопросам — философским, историческим, конституционным, по поводу явлений текущей литературы, о различных политических злобах дня и т. д. Для отдельного издания их, в 1879 г., понадобилось семь томов сборника, под заглавием «Gleaning of Past Years». В 1886 г. Г. вел оживленную журнальную полемику с проф. Гексли по вопросу об отношениях между наукой и религией. В течение последних лет им написан ряд статей по ирландскому вопросу. В декабрьских выпусках журнала «Notes und Queries» за 1892 г. напечатана подробная библиография всего написанного Г., начиная с 1827 г. Речи Г. как в парламенте, так и вне его, были издаваемы много раз, но лишь в 1892 г. предпринято издание полного собрания его речей, под личным его наблюдением. Пока вышел лишь один том, десятый, в котором напечатаны речи его за 1888—1891 г., главным образом по ирландскому вопросу («T h e Speeches and Public Addresses of W. Е. Gladstone, with Notes and Introductions»).

Гладстон женился на Катерине Глинн в 1839 г. и имел от нее троих сыновей. Старший, Вильгельм-Генри (1840—91), был членом парламента, занимал одно время должность лорда казначейства, второй, Стефен, состоит пастором в Гавардене; третий, Герберт-Джон, был лектором истории в Оксфордском университете, состоит частным секретарем отца и членом парламента, в 1880 г. был лордом казначейства.

Литература

Из многочисленной литературы о Г. более замечательны: Georg Barnett Smith, «The Life of the Right Hon. W. E. Gladstone» (наиболее подробная биография, выдержавшая несколько изданий); G. W. E. Russell, «W. E. Gladstone» (Л., 1891); James J. Ellis, «W. E. Gladstone» (Л., 1892); Justin H. McCarthy, «Engl a nd under Gladstone 1880—1885» (Л., 1885); P. W. Clayden, «England under the Coalition, 1885—1892» (Л., 1892).


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home